Классический форум-трекер
canvas not supported
Нас вместе: 4 079 291

Литературная гостиная


Страницы:   Пред.  1, 2, 3 ... 13, 14, 15 
 
RSS
Начать новую тему   Ответить на тему    Торрент-трекер NNM-Club -> Прочее -> Беседка Талантов
Автор Сообщение
Facesmiler ®
DJ Настроения
Модератор Талантов
 
Стаж: 7 лет 10 мес.
Сообщений: 11404
Ratio: 90,416
Поблагодарили: 1314
100%
Откуда: Зазеркалье

Литературная гостиная


Люблю литературу я,
Литература - страсть моя!












Мыслителям с Большой буквы, облечь в слова мечты, желающим, посвящается!
Начинающим и мастерам своего дела, только-только ступающим на тропу литературного жанра, и идущим уверенно и степенно!
Здесь можно выложить свой рассказ, стихотворение, басню, поэму, эпиграмму, четверостишье, драму, повесть, маленький роман, всё что связано с литературным жанром.
Жанры литературы – это исторически складывающиеся группы произведений литературы, которые объединяет совокупность формальных и содержательных свойств основанных на формальных признаках.

Басня — стихотворное или прозаическое литературное произведение нравоучительного, сатирического характера. В конце басни содержится краткое нравоучительное заключение — так называемая мораль.

Баллада — это лиро-эпическое произведение, т. е. рассказ, изложенный в поэтической форме, исторического, мифического или героического характера. Сюжет баллады обычно заимствуется из фольклора.

Былины — это героико-патриотические песни-сказания, повествующие о подвигах богатырей и отражающие жизнь Древней Руси IX—XIII веков; вид устного народного творчества, которому присущ песенно-эпический способ отражения действительности.

Видения — это жанр средневековой литературы, который характеризуется, с одной стороны, наличием образа «ясновидца» в центре повествования и загробным, потусторонним, эсхатологическим содержанием самих зрительных образов, явленных ясновидцу, — с другой.

Детектив — это преимущественно литературный жанр, произведения которого описывают процесс исследования загадочного происшествия с целью выяснения его обстоятельств и раскрытия загадки.

Комедия — вид драматургического произведения. Отображает все уродливое и нелепое, смешное и несуразное, высмеивает пороки общества.

Комедия нравов (комедия характеров) — это комедия, в которой источником смешного является внутренняя суть характеров и нравов высшего света, смешная и уродливая однобокость, гипертрофированная черта или страсть (порок, недостаток). Очень часто комедия нравов является сатирической комедией, которая высмеивает все эти человеческие качества.

Лирическое стихотворение (в прозе) — вид художественной литературы, эмоционально и поэтически выражающий чувства автора.

Мелодрама — вид драмы, действующие лица которой резко делятся на положительных и отрицательных.

Миф — это повествование, передающее представления людей о мире, месте человека в нём, о происхождении всего сущего, о богах и героях.

Очерк — самый достоверный вид повествовательной, эпической литературы, отображающий факты из реальной жизни.

Песня, или Песнь — самый древний вид лирической поэзии; стихотворение, состоящее из нескольких куплетов и припева. Песни подразделяются на народные, героические, исторические, лирические и т. д.

Научная фантастика — жанр в литературе, и других видах искусства, одна из разновидностей фантастики. Научная фантастика основывается на фантастических допущениях (вымысле) в области науки, включая различные виды наук, такие как: точные, естественные, и гуманитарные науки.

Новелла — это основной жанр малой повествовательной прозы, более краткая форма художественной прозы, нежели повесть или роман. Автора рассказов принято именуют новеллистом, а совокупность рассказов — новеллистикой.

Повесть — средняя форма; произведение, в котором освещается ряд событий в жизни главного героя.

Ода — жанр лирики, который представляет собою торжественное стихотворение, посвященное какому-либо событию или герою, или отдельное произведение такого жанра.

Поэма — вид лироэпического произведения; стихотворное сюжетное повествование.

Послание (эпистолярная литература) — это литературный жанр, в котором используется форма «писем» или «посланий» (эпистол).

Рассказ — малая форма, произведение об одном событии в жизни персонажа.

Сказка — это жанр литературного творчества, чаще всего в сказках присутствует волшебство и различные невероятные приключения.

Скетч (буквально — эскиз, набросок, зарисовка) — небольшая пьеса комедийного или острого сатирического содержания, с двумя, реже — тремя персонажами.

Роман — большая форма; произведение, в событиях которого обычно принимает участие много действующих лиц, чьи судьбы переплетаются. Романы бывают философские, приключенческие, исторические, семейно-бытовые, социальные.

Трагедия — вид драматургического произведения, рассказывающего о несчастной судьбе главного героя, часто обреченного на смерть.

Фольклор — вид народного искусства, который отражает общие закономерности общественного развития народов. В фольклоре существует три рода произведений: эпические, лирические и драматические. При этом эпические жанры имеют стихотворную и прозаическую форму (в ли­тературе эпический род представлен только прозаическими произведениями: рассказ, повесть, ро­ман и т. д.). Особенностью фольклора является его традиционализм и ориентация на устный способ передачи информации. Носителями обычно выступали сельские жители (крестьяне).

Эпопея — произведение или цикл произведений, изображающих значительную историческую эпоху либо большое историческое событие.

Элегия — лирический жанр, который содержится в свободной стихотворной форме какую-либо жалобу, выражение печали, или эмоциональный результат философского раздумья над сложными проблемами жизни.

Эпиграмма — это небольшое сатирическое стихотворение, высмеивающее какое-либо лицо или общественное явление.

Эпос — это героическое повествование о прошлом, содержащее целостную картину народной жизни и представляющее в гармоническом единстве некий эпический мир героев-богатырей.

Эссе — это литературный жанр, прозаическое сочинение небольшого объёма и свободной композиции.
Уделяйте больше внимания деталям:
  • Описания природы - радуют, вносят разнообразие в повествование, наполняют незабываемыми впечатлениями;
  • Описания запахов, ароматов и вкуса пищи, воды - придают особенный колорит повествованию;
  • Очень важны описания внешности людей, иначе читатель самостоятельно формирует картинку, того, или иного персонажа и в последствии может быть немного огорчен, тем, что нарисованный им, в воображении персонаж, отличается от того, которого, пытаетесь нарисовать вы. Кроме того, читатель может потерять некую изюминку, скрытый подтекст, который может превратить любое произведение в шедевр;
  • Выражение и описание эмоций - очень важная вещь! Не упустите шанса донести до читателя всю глубину, возможных терзаний, радости, может быть, грусти, персонажей, переживаний, - это берет за душу, добавляет незабываемый аромат и вкус!
  • Добавьте изюминку - интригу, чтоб захватывало дух, какое-то иррациональное событие. Не спешите объяснять, что это было. Чтоб будоражило воображение, чтоб, постоянно, возникали новые вопросы, возможно, изменяющие, в будущем, мировоззрение и жизнь персонажей.
  • Больше читайте! Читайте достойные произведения! Читайте классиков!



Творчество - это целый мир!
Приглашаем вас

В раздел > > >
Фотографии < < <

В раздел > > > Фоторепортажи и смешанные авторские темы < < <

В раздел > > > Музыкальное и видео творчество < < <

В раздел > > > Словесники < < <

В > > > Литературную < < <

И > > > Поэтическую гостиные < < <

Может быть вам захочется опубликовать там свои работы.
ImageImage
Конкурсы в Клубе:
ImageImage

ImageImage
Кстати, всем: принимаются заявки на вредные советы!
ImageImage

> > > nnm-клубное чтиво < < <
У кого нет доступа в закрома, где мастерятся новые темы, конкурсы и игры, но кто хочет участвовать в подготовке новых конкурсов и игр, пишите ЛС.
     Не забудьте добавить тему в закладки.
Приглашаем вас обсудить произведения, в рамках правил, в теме Песочница (Флудилка Талантов).
Не нужно троллить автора! Как хотите, чтоб с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними!

Помните, каждое сообщение - это творение его автора, включая грамматические ошибки и не стихотворный слог. Относитесь с уважением, к творениям других людей, и вам ответят так же!

Добро пожаловать!
Приглашаю Всех попробовать себя! Рады Всем!
Если у вас не что-то не получается - не беда! Всегда поможем и подскажем!

Пишите! Пишите! Пишите!
Facesmiler ®
DJ Настроения
Модератор Талантов
 
Стаж: 7 лет 10 мес.
Сообщений: 11404
Ratio: 90,416
Поблагодарили: 1314
100%
Откуда: Зазеркалье
Червоточина
Столетиями, мы ходили этими тропами. Столетиями, ими ходили наши отцы и деды. Столетиями ходили наши прадеды. Мы держали этот мир, в ежовых рукавицах. Мы наводили ужас на все народы. Они были пред нами как ничто, хуже пустоты. Мы разили их жезлом железным, сокрушали, как сосуд горшечника. И никто не мог скрыться от нашего гнева. Мы были для них как боги, они служили нам в страхе и трепете. Они падали ниц и лежали в пыли, лизали прах, закрывая головы руками – так страшны мы были! Пока не пришли они... Они вытеснили нас из наших владений, запечатали наши тропы, сокрыли их в глубинах бездн. Даже если ты пройдешь мимо одной из них, ты не увидишь ее…
Эпос о древних богах. Тауринская публичная библиотека.
     – Не нравится мне все это! – капитан Эшли Джаз, отложила бумажную книгу в сторону.
     Я улыбнулся. Эш развалилась в кресле, закинув ноги на стол и потянулась. У нее была спортивная фигура, широкие плечи, русые волосы, цепкие карие глаза и очень чувственные губы. Они меня манили, возбуждали, звали… В животе поднялось страстное жгучее желание, разгораясь, грозя перерасти в бурю, сорвать с петель двери разума и навсегда похоронить их пучине страсти.
     Эш посмотрела на меня, как преподаватель смотрит на проштрафившегося студента, который пришел пересдавать сессию, но не подготовился к экзамену. Буря утихла, так и не начавшись. На столе стояла бутылка минералки, в которую, мы обычно подмешивали немного калирианского сидра. На самом деле, это пойло, больше походило на самогон. Но, при разумном употреблении, в небольших количествах, не вызывало похмелья.
     Итак, люди вышли в космос. Преодолели рубеж Солнечной системы и сразу же наткнулись на других людей. Люди жили повсюду. Конечно же, их технологии были куда более продвинуты и прогрессивны, чем те, которыми пользовались земляне. Если первый полет, на условно обитаемую планету, занял семьдесят лет, обратно люди вернулись всего за пару месяцев. Мы получили новые технологии. В обмен на них, Земля, страдавшая от перенаселения, отдавала людей, дешевую рабочую силу, одаренных, талантливых и перспективных, людей, которые желали учиться, работать и развиваться. У них были все шансы стать настоящими специалистами своего дела, ведущими умами человеческой цивилизации. Благо, возможности имелись. Человечество, проживающее на тысячах планет, не желало марать руки, им нужны были чернорабочие.
     Через двадцать лет, население планеты резко сократилось. Самые лучшие кадры эмигрировали на другие планеты. Люди стремились покинуть Землю, в поисках лучшей жизни. Проблему увидели достаточно поздно. Земля уже превратилась, в одну из провинций, Великой Федерации Человеческих Миров, то бишь, в глухомань. Как только, поток человеческого материала оскудел, интерес к нашей планете, у более продвинутых братьев по крови, иссяк.
     Теперь, почти никому до нас не было никакого дела. Никто нам не помогал, никто не мешал. Никто не вмешивался в дела землян. Никто не возражал, если бы мы уничтожили сами себя, в ядерном апокалипсисе, или чего хуже – взорвали планету ко всем чертям. Людской род не прекратился бы. И, кто бы мог подумать, что спустя триста лет, после первого контакта, люди снова будут готовы, вцепиться друг другу в глотку? Да, какой это был, к черту, контакт! С точно такими же людьми, как и мы? Хотя, на самом деле, они отличались. Они очень сильно отличались от нас, примерно так же, как бедуин, живущий в знойной пустыне, отличается от холеного и изнеженного жителя метрополии. Но, они все же оставались людьми.
     Вся вселенная оказалась заселена человечеством. По крайней мере, так считалось. Проверить это было очень сложно, практически невозможно. Никто никогда не залетал дальше Пограничных Миров – звезд, за которыми раскинулся, безграничный Рукав Пустоты. Галактики имели между собой огромнейшие, бескрайние пустоши, в которых не было ничего. Ни метеоритов, никакого излучения, ни звезд, ни пылинок. Только свет и тьма. Это был свет далеких-далеких звезд, которые существовали миллиарды лет тому назад и, возможно, уже не существуют сейчас. Каждый раз, взирая на звездное небо, любопытный наблюдатель, взирает на прошлое нашей вселенной. Преодолеть эти пустоши, человечество пока не могло и не желало. На это просто не хватило бы и тысячи человеческих жизней. Свет преодолевает эти пустоши за миллиарды лет, которых попросту не было у людей. Да, возможности более продвинутой части человечества, тоже были ограничены.
     Это были самые настоящие люди, обуреваемые страстями: любовью, ненавистью, страстью. Среди них тоже бушевали войны. Одни государства восставали на другие государства, и даже целые планеты. Во вселенной было все тоже самое, что и на земле: перевороты, восстания, всевозможные, вооруженные конфликты, теракты, захваты заложников, процветало космическое пиратство, людей продавали в рабство, на плантации, где выращивали наркотики. Эти вещи, всегда шля вместе с человечеством. Это происходило, даже в самых отдаленных уголках, нашей галактики. Итак, прогресс не принес человечеству более гуманное отношение к себе подобным. Люди стали цивилизованнее, но в душе – так и остались дикарями.
     Никто не знал, как это произошло, как возникло такое количество однообразных планет, населенных людьми. Существовало множество мифов и легенд, но ни одна из них, не выдерживала критики. Говорили о богах, которые ходили в космосе пешком, как по земле. Которые творили эти миры, для своих прихотей. Шептались о тайных тропах, сокрытых в безднах вод. Другие же – наоборот, считали, что бездна – это космос, в котором Всевышний сотворил вселенную и куда был допущен дьявол, чтоб соблазнить человека.
     Казалось бы, такое великое множество планет, должно было породить множество новых цивилизаций, со своими верованиями, обрядами, храмами и богами. Увы, это было не так! Ничего нового земляне не увидели. На других планетах были те же самые верования, что и на матушке Земле. Даже, животный и растительный мир был очень схож. Небольшие различия, все же существовали. Но, не настолько большие, чтобы землянин, оказавшийся на Теллусе, не смог бы отличить козы от барана. Вселенная оказалась очень скучным и однообразным местом. На другую планету можно было попасть так же легко, как и на другое полушарие планеты Земля, при наличии денег, конечно же! Людей стало больше, люди были везде. Все изменилось – и ничего не изменилось!
     – Когда я взялась за эту работу, – сказала Эш, – я была в восторге: о, я увижу другие планеты, посмотрю на великие чудеса космоса, своими глазами! Я увижу все то, что столько веков мечтало увидеть человечество, о чем бредили писатели и поэты, что воспевали, в своих книгах Уэллс, Бредбери, Стругацкие, Каттнер, Лукьяненко, Пратчетт, Адамас, Ефремов... – она запнулась. – И что же? За несколько десятков лет, мы насытились этой вселенной, по самое горло! Никого сейчас не заманишь изучать туманность Конской головы! Да и зачем? И так уже все изучено! Посмотреть вблизи? Да там такая радиация – Хиросима отдыхает! Юпитер? Да пошел он дальней дорогой, со всеми его семисотлетними бурями! Гелий-20, можно получить и с окололунной орбиты, даже не ступая на Луну! Луна… – ее большой палец показал за спину. – Луна – это недоразумение, которое по прихоти Всевышнего стало спутником Земли! Да, она опасна для людей! – я скривился. Я родился на Луне. Эш продолжала распаляться. – Одна лунная пыль чего только стоит! При малой гравитации, она становится смертельно опасна для человека, мешает нормальной работе оборудования. Да, никто не будет за это платить! – Эш кипела. Ей нужно было спустить пар. Я приготовился к очередному выносу мозга. – Когда они, – она показала пальцем вверх, – попросили нас выполнить эту работу – я была в восторге. Ну наконец-то что-то новое! И вот, мы тут, переливаем вакуум из пустого в порожнее изучая пыль и редкие камушки…
     Новые знания – дороже денег. Новые знания – это новые технологии, а значит – очень большие деньги. Правители Земли не истощили свои аппетиты. Они хотели править. Только править людьми на планете Земля – считалось уже довольно мелко. Если во вселенной, есть другие обитаемые миры – почему бы не нацеливаться на них? Александр Македонский перевернулся бы в гробу и снова умер, на этот раз, от зависти! Я криво улыбнулся.
     Меня зовут Юлий Каменский, я помощник капитана, на этом летающем куске железа, который, почем зря, называется кораблем. У него даже названия не было – просто корабль. Я одновременно исполняю обязанности научного руководителя, второго инженера, экзобиолога и еще черт знает кого – я подписал контракт не глядя, обещали большие деньги. Я был спецом в области астрофизики и квантовой механики. Все остальное меня мало интересовало. Экзобиология была развита весьма слабенько, и так, скорее всего, просто для виду. Нас везде засовывали за пояс обычные биологи. Я еще ни разу не слышал, ни об одной экзопланете, где бы существовала неземная жизнь. Однако, за это мне не плохо платили, и я усердно посещал прескучные семинары, где нам читали курс поведения, в экстренных ситуациях, при встрече с неземной флорой и фауной. Курс был высосан из пальца, на нем, я обычно дремал. Чтобы не злить лекторов, я надевал черные очки. Главное в этом деле – научиться не открывать рот и не храпеть!
     На корабле все меня называли просто Юлька. Мне это не нравилось. Оно звучало как девчачье имя. Поначалу, я зверел и пытался это изменить. Однажды, дело дошло до кулаков, но, ни к чему хорошему оно не привело. Механик выбыл из строя, со сломанной челюстью, пришлось срочно искать другого. Я оплатил его лечение и зарплату, лишившись большей части, так тяжело, заработанных бабосиков. Зато теперь, за глаза, меня стали звать Юлькой Кулаком. Новое имя звучало более грозно, чем просто Юлька – и я расслабился и махнул на это рукой.
     На корабле было еще два члена экипажа: механик Бри Дюран – полный мексиканец, с французской фамилией и Рю Хе – наш новый штурман.
     Эш изучала данные, которые компьютер выводил на экран. Это было древнее детище, уже давно позабытое на матушке Земле, но здесь оказавшееся, крайне необходимым – оно делало всю работу и… заставляло нас скучать.
     В то время, как Эш проверяла статистику, я пожирал ее глазами. Она была единственной женщиной, в этой консервной банке и, на мой взгляд, имела вполне приличные формы. Мы частенько уединялись вместе, подальше от любопытных глаз, то бишь, в кают-кампании. Хотя, все и так знали, чем мы там занимаемся, когда никто нас не видит. Прошло три месяца, но, секс с Эшли, так не стал для меня чем-то обыденным. Наоборот, я по прежнему ее желал, это желание, поднималось совершенно на пустом месте, спонтанно и с завидным постоянством. Что было довольно странно, я не находил этому никакого разумного объяснения. Обычно, в подобных путешествиях, экипаж быстро опостылевал друг другу. Сначала все со всеми спали, потом ругались, а под конец полета – были готовы перерезать друг другу глотки. Здесь же, проявлялась совершенно другая тенденция – я был влюблен, я был безумно влюблен! Страсть частенько затмевала мой разум, мешала концентрироваться и исполнять свою работу. Пока все шло мирно и гладко, Эш поддавалась и делала вид, что так и надо, все нормально, в этом нет ничего зазорного, ситуация не выходит за рамки общепринятых, неписанных законов внеземельшиков.
     Однажды я серьезно обеспокоился. Я проверил пространство на предмет каких-то сверхъестественных лучей, влияющих на потенцию. Если они и существовали – наши приборы не могли их обнаружить. Как-то раз, за обедом, как бы случайно, я обмолвился о том, что думаю, по этому поводу. Механик и штурман пожали плечами, заметив, что эта тема им совершенно неинтересна. Они не замечали за собой чего-либо подобного. Космонавтов учили как «сбрасывать пар», в подобных длительных космических путешествиях, но им не особо то и хотелось. Эш всегда отшучивалась, говоря, что ей нужно работать.
     Еще больше запутавшись, я обратился к электронному психотерапевту – то бишь, компьютеру. Пройдя, двадцать с лишним тестов, я взвыл. Результаты противоречили друг другу. Компьютер предлагал с десяток всевозможных моделей поведения, которых мне следовало придерживаться. Они мне не нравились, и я не смог себя заставить, начать придерживаться, хотя бы одной из них, а потом посмотреть, что изменится. Я бредил ею. В один прекрасный момент, я понял, если у нас не будет секса – я слечу с катушек. Как ни странно, Эш не отказывала мне. Сначала я думал, что это взаимно, но потом стало ясно, что ей просто нужен секс и ничего более. Когда все это закончится, я обязательно схожу к психологу, хуже не будет!
     Да, на этот раз, все было необычно, но Эш, все же, была недовольна. Что-то пошло не так. Вот уже три месяца мы дрейфовали в пустоте, в самом захолустье галактики. Здесь, даже редкий метеорит, был встречаем с восторгом. Мы его изучали, брали пробы, следили за его курсом, делали предположения, откуда он здесь взялся и куда летит. В общем – убивали время, делая никому ненужную работу. То, для чего нас наняли заставляло себя ждать.
     – Юля! У тебя все в порядке? –Эш, Бри и Рю, наклонились надо мной. – Ты упал со стула…
     – Да? – спросил я. – Неужели! – голова трещала, я почувствовал небольшую слабость. Я стал на четвереньки и попытался встать. Мне это не нравилось. В последнее время, мне все не нравилось. Я был выбит из колеи, страдая манией влюбленности и не знал, что с этим делать.
     – Что ты сегодня пил? – спросил Рю, помогая мне оказаться в кресле.
     Он был невысокого роста, черноволосый и улыбчивый. В нем текла смесь китайской и монгольской крови. Рю был хорошим штурманом и отличным пилотом.
     – Что ел? – не унималась Эш, уставившись в компьютер, который выдавал полную информацию о состоянии моего тела.
     – Ничего особенного, все как обычно: консервы из тушеной свинины, холодный чай, запеченная, консервированная картошка, соус а-ля грибной. Да, вы все его ели!
     – Что ты сегодня подмешал себе в минералку? – не унимался Рю.
     – Ничего не подмешивал! – честно ответил я, но мне никто не поверил.
     – Послушайте, ребята! То, что у вас тут происходит, между вами двумя… – Рю показал указательным пальцем на меня и Эш, – мне на это плевать! Если от этого наш капитан будет немного добрее и даст мне пару-тройку лишних кредитов – я не буду против!..
     Эш закашлялась.
     – Но, – продолжал он, – то, что я наблюдаю в последнее время, не лезет ни в какие ворота! Поверьте мне на слово, я учился на биологическом!
     – Ты бросил! – перебил его Бри.
     – Не важно! Основы я запомнил!
     Я тихо засмеялся.
     – Не вижу в этом ничего смешного, Юль! – осадил он меня. – У тебя тестостерон зашкаливает! На месте капитана, я бы давно отшил тебя и засунул в клетку, под замок. – я хотел перебить его, но он не позволил. – И это при том, что ты ничего не делаешь, чтобы твой тестостерон мог так сильно зашкаливать! Ты не ходишь спортзал…
     – У них спортзал в кают-компании… – перебил его Бри. – Я туда не суюсь по ночам, и по дням тоже… я туда вообще не суюсь!
     – Этого недостаточно! – отрезал Рю. – Эш, ты ведь еще и врач, по совместительству! Может, ты ему что-то колешь?
– Юля, ты случайно не куришь какую-нибудь травку? Ты не подсел на талирианскую смесь или новый опиум? Может это R765… – оживился Бри, перечисляя самые популярные наркотики.
     Я театрально закатил глаза. Эш скривилась и повернула монитор к Рю:
     – Смотри, биолог!
     Для меня, эти странные закорючки, на черном фоне – ничего не значили. Они выглядели еще страшнее того, что всего пару веков назад, наши предки-медики, писали вручную, косым, кривым, жутким почерком, в медицинских картах, на гаденькой смеси латыни и кириллицы. Бабушка всегда говорила: «Это, для того, чтобы враг ничего не понял, не узнал и не доложил куда следует!» По-хорошему, частенько даже сами врачи не могли разобраться в своих каракулях. А потом случилось чудо: латыне-кириллица перекочевала в компьютеры. Толстые старые, усталые медсестры, которые боялись компьютера, как новотерранской гадюки, устало тыкали своим толстым пальцем в клавиатуру, зачастую промахиваясь, пропуская слова, коверкая их и засыпая на ходу.
     Однако, было видно, что Рю, что-то понял, во всей этой клинописи. Его брови взметнулись вверх. Эш кивнула:
     – Анализы в норме.
     – Пусть пересдаст! – буркнул он, в ответ.
     – Хорошо! – легко согласилась Эш и покраснела.
     – Что? – спросил я. – У капитана тоже тестостерон?
     В помещении наступила оглушительная тишина, а потом, все одновременно согнулися в приступе смеха. Эш пошла лиловыми пятнами. Бри стало душно, он использовал тарелку, в качестве веера. Когда все проржались, он сказал:
     – Тестостерон – это мужской гормон!
     – Естественными эстрогенами в организме женщины, являются: эстрадиол, эстрон и эстриол. Хотя… хотя, в женском организме, тестостерон тоже присутствует! – поучительно произнес Рю. – Однако, вопрос остается открытым – что будем делать?
     – Проверим капитана! – попытался отшутиться я.
Рю впился глазами в Эш. Эш подняла бровь и собралась выдать какую-то остроумную колкость, но, ее опередил компьютер. Случилось что-то из ряда вон выходящее.
     Все ринулись к экрану. Мне пришлось подвинуть Бри, чтобы видеть, что происходит. Компьютер показывал, что в пустоте, прямо перед нами что-то появилось. Оно пульсировало и увеличивалось в размерах.
     – Тревога! – громко скомандовала Эш.
     Все разговоры были сразу же позабыты. Экипаж переключился в режим работы, в чрезвычайной ситуации. Перед нами появилось множество мониторов. В кают-кампании, развернулся полноценный 3D экран.
     – Юля? – требовательно спросила Эш. – Что у тебя?
     – Никакого излучения, совершенно никакого. Нигде ничего! Спектральный анализ показывает усиленный поток фотонов. Опасности для жизни и здоровья экипажа нет! – отрапортовал я.
     – Почему я ничего не вижу? – резонно заметила Эш, вопросительно подняв бровь.
Камеры показывали черную пустоту и ничего больше.
     – Это то, для чего мы здесь? – вопросом на вопрос ответил я. Эш проигнорировала его.
     Она не распространялась о цели нашего пребывания. Нам всем хорошо платили. У меня был сногсшибательный секс. Все остальное меня мало интересовало. А, наверное, зря!
     – Давайте же это увидим! – приказала она.
     Внезапно, как будто, в ответ на ее реплику, экраны ослепила яркая вспышка. Яркий, очень яркий свет. Цветовая палитра скакала от огненно-синего, до зелено-голубого. Интенсивность света усиливалась. Внезапно, все экраны погасли. Свет заливал рубку, через защитные фильтры иллюминаторов.
     – Открыть обзорное окно! – приказала Эш, закрывая глаза.
     Я взвыл. Свет резал глаза, они слезились. Было больно смотреть.
     – Мы все умрем! – всхлипнул Бри.
     – Типун тебе, на язык! – зло заорал я, нащупывая, на стене аптечку первой медицинской помощи.
     Там у нас хранились солнцезащитные очки на подобный случай. С третьей попытки, у меня получилось застегнуть ремешок очков у себя на затылке. Электронный помощник перевел стекла в самый затемненный режим. Меня попустило. Я помог одеть очки Эш, Бри и Рю. Компьютер и не думал включаться.
     – Компьютер работает в штатном режиме! – сообщил Рю, осматривая проводку.
     – Мы ослепли снаружи! – констатировала Эш. – Отключились все датчики и камеры. И даже этот треклятый супернавороченный сканер, который мы купили втридорога! – Эш с досады стукнула ладонью по столу.
     Я улыбнулся. В этот момент она была сосредоточенной, сконцентрированной, на решении проблемы, и неимоверно сексуальной.
     – Что, Юля? – осадила меня она.
     Я сразу же стал очень серьезным:
     – Кому-то нужно выйти за борт! Необходимо установить переносные датчики и камеры.
     Все покосились на Бри. Бри некрасиво скривился:
     – Простите меня, ребята, но я, кажется, ничего не вижу. Сильно режет глаза, передо мной плавают оранжевые, серые и бурые пятна. Я даже вас вижу смутно, словно тени.
     Он снял очки. Мы увидели его красные, от лопнувших капилляров, глаза и, нереально маленькие, зрачки. Эш метнулась к аптечке, раскидав медикаменты, выхватила какой-то шприц и вколола его механику. Бри стал медленно оседать на пол, я подхватил его и поволок в кают-кампанию, где уложил в первое попавшееся, свободное кресло. Бри замер в блаженном экстазе.
     – Обезболивающее и успокоительное, – прокомментировала Эш.
     – Мне бы не помешала его помощь! – неодобрительно сказал я, понимая, что выходить в космос, теперь придется мне.
     – Помощь мертвеца мало кому поможет, Юля! У него болевой шок, от вспышки. – возразила она. – У нас в загашнике, валяется пара светошумовых гранат. Они действуют по такому же принципу: яркая вспышка света, которая запросто выжигает глаза, убивая мозг человека. Если человек зажмурится или по какой-то причине, свет не окажет нужного воздействия, человека добьет очень громкий звук.
     Надо было отдать ей должное – она хорошо знала свою работу!
     – Понял! – сказал я, натягивая костюм.
В полном вакууме, он раздувался и становился полноценным скафандром. Еще один подарок, от более развитой цивилизации, земному сообществу.
     – Будь осторожен! – сказала Эш, не отрываясь от экрана. – Возьми дополнительный кислород!
     – Уже! – сказал я, похлопав по сумке с замороженными кубиками воздуха.
     Сердце защемило. Стараясь срыть смущение, я собрался выходить.
     – Почему именно ты? – так же, не отрываясь от экрана спросила Эш.
     Она задала вопрос самой себе, поэтому я не стал отвечать, просто пожал плечами…
     Шлюз открылся в пустоту, выпуская остатки воздуха.
     – Карабин? – прозвучал, в наушнике, голос Эш.
     – Застегнул! – ответил я, пристегивая большой крюк к специальному отверстию.
     Он будет страховать меня, если я сорвусь. Один раз, я проигнорировал требование Эш и сорвался в космос, где провел, семь долгих, холодных часов. Полагаю, экипаж мог спасти меня уже через час – в космосе тогда, ровно, как и сейчас, в радиусе десяти земных часов, не было ни одного-единого камушка. Подозреваю, что таким образом, капитан решила меня проучить. Что же, это у нее хорошо получилось!
     Магнитные подошвы включились, я сделал первый шаг в черную бездну. Свет бил с другой стороны корабля. Я намеренно вышел с теневой стороны и медленно продвигался вперед. Следуя указаниям, я установил первую переносную камеру. Следовало установить еще пять. Они лежали в довольно объемном рюкзаке, у меня за спиной. Каждый шаг давался с трудом. Я чувствовал тяжесть рюкзака, так же, мне приходилось тянуть, за собой, канат, конец которого был закреплен в шлюзе, с другой стороны корабля. Самое противное было в том, что обшивка корабля, была очень и очень скользкой. Капитан сэкономила на антигололедном напылении, которое делало обшивку более шероховатой и менее скользкой. Корабль был старый, потоки газов, кои особенно сильны при входе и выходе из атмосферы, затерли обшивку, она стала очень скользкой, гладкой и блестящей. Мне приходилось ступать медленно и очень осторожно.
     – Юля, рапорт! – в наушнике послышался голос требовательный Эш.
     – Устанавливаю вторую камеру! – отрапортовал я.
     – Хорошо, поторопись! Похоже, там что-то происходит, но я не могу понять, что! Мне срочно нужны глаза и уши! – Эш отключилась.
     Я установил вторую камеру. Тренога беззвучно впилась в корпус, выпуская магнитные распорки. Я продолжил движение, выступая на солнечную сторону корабля. Свет резанул глаза, и я зажмурился, пока скафандр переводил забрало в самый темный режим.
     – Юля, быстрее! – скомандовала Эш. – На нас посыпались нейтрино! Еще немного и мы поджаримся!
     Я установил третью треногу и замер, потрясенно глядя на источник света:
     – Вы это видите?
     – Да! – закричала Эш. – Рю! Убери нас отсюда! Сейчас же!
     – Слушаюсь, мэм! – ответил Рю.
     Корабль мягко качнуло. Я медленно опустился на колени, прижав к железному корпусу магнитные перчатки, пытаясь лечь. Чем больше будет соприкосновение с корпусом корабля – тем больше у меня шансов закрепиться и не сорваться в бездну. Я прекрасно понимал, если корабль ускорится, хоть на пол G – меня размажет по обшивке, и это – в лучшем случае! В худшем – меня сорвет с и будет болтать позади корабля, пока не испепелит дюзами.
     Больше всего на свете, мне сейчас захотелось оказаться дома, в мягкой ванне, пахнущей лавандой и анисом!
     – Держись, Каменский, мы тебя вытащим! – скомандовала Эш.
     Если она называла меня по фамилии – дело обстояло действительно очень плохо.
     – Скажи, Эш! – попросил я, подавляя нервную дрожь. – Это то, что я думаю?
     – Черная дыра! – вместо нее ответил Рю. – Неудивительно, что мы ее не увидели раньше!
     – Эш! – сказал я. – Что-то не сходится! Почему она активизировалась именно сейчас? Где она была раньше?
     – Каменский, ты это видишь? – вместо ответа спросила она. – На что это еще похоже?
     Я еще раз поднял взгляд, преодолевая резь в глазах. Если раньше, источник света, казался миниатюрной звездой, теперь, внутри него я различил зияющую черную кляксу. Она плясала, принимая всевозможные очертания, вокруг нее струились потоки света, словно искры, то разлетаясь, то возвращаясь в свой огненный хоровод. Это было прекрасно, величественно и ужасно.
     – Горизонт событий!.. – потрясенно выдавил я.
     – Именно так! – сказала Эш и скомандовала: – 3G, полный назад! – я застонал. – Прости меня, Юлька! – тихо сказала она. – Пусть боги примут тебя с миром, в свои вечные объятия!
     Корабль рванул вперед, пытаясь уйти из объятий черной дыры, пока еще маленькой, но уже способной дотянуться до него, своими невидимыми, липкими щупальцами.
     – И что же тебя активировало? – потрясенно подумал я, перед тем, как меня вдавило в корпус корабля, дернуло и потащило назад.
     Я пытался ухватиться за камеру, поздно сообразив, что она зиждится на магнитной треноге. Меня сорвало с корпуса и стало крутить. А потом, что-то схватило меня за шиворот, как непослушного ребенка, и потянуло к себе. Канат сразу же натянулся, сильно сжав мой пояс, таща меня вслед за кораблем. Желудок ответил спазмом, еда поднялась к горлу и грозила вырваться наружу. Меня крутило, бросало из стороны в сторону. Где-то сбоку, полыхнули выхлопы дюз. Я обрадовался. Вероятность счастливого исхода, возросла с ноля целых, шести тысячных, до ноля целых и одной десятой процента. Внутренний голос ерничал и предрекал скорую смерть:
     «Если тебя не спалят дюзы, разорвет пополам!» – ехидничал он.
     «Спасибо, успокоил!» – парировал я.
     «Это, очень странная черная дыра! А, ведет она себя еще более странно! Такое впечатление, что у этой черной дыры, есть руки…» – продолжал мой внутренний голос.
     «Заткнись!» – заорал я.
     Это уже походило на помешательство: я вишу в пустоте, бездна, то бишь, черная дыра, схватила меня и тащит к себе, а в это самое время, я препираюсь с самим собой! Внутренний голос обиженно замолчал. Я почувствовал, как меня дернуло еще сильнее. Канат не сдавался, но бездна превозмогала, затягивая меня в пропасть. Наконец, канат его вырвало из корпуса корабля, вместе с гнездом. Сила, связывающая меня, с кораблем исчезла, ровно, как и надежда на мое спасение. Я почувствовал, что меня затягивает, в черную дыру. Скорость движения, по направлению, к жерлу черной дыры возрастала, в геометрической прогрессии, и очень скоро я ощутил, что падаю…
     Примерное время свободного падения – восемь минут. Примерно, восемь минут у меня есть, до того, как меня раздавит в лепешку. Я включил таймер. Меня медленно разворачивало, лицом к бездне. Это было даже не плохо, я очень хотел не пропустить шоу, желая видеть все, до малейших деталей!
     Пока я созерцал пустоту, я вывел на забрало скафандра, все данные, со всех его датчиков. Первое, что бросилось в глаза: датчики не наблюдали совершенно никакого излучения! Это было очень странно. Эш сказала, что на них посыпались нейтрино.
     «Куда же вы делись?» – подумал я.
     Я подозревал, что оно перекинулось, в какой-то, совершенно новый спектр излучения, пока еще неизвестный современной науке.
     Согласно расчетам великих умов человеческой цивилизации, радиация обязательно должна была быть. Считалось, что черная дыра не в силах удержать все компоненты термоядерного распада. Что-то обязательно должно было просочиться. Да и свет – свет всегда нес определенную радиацию. Это смогли доказать совсем недавно. /та радиация была довольна безобидна для людей, но она – реально существовала во вселенной. Света здесь было сколько угодно, радиации не было никакой.
     Температура была вполне приемлемой и довольно комфортной, для человеческого тела.
     «Прямо-таки, Таити! Не хватает только ванны, с мягкой пеной и теплой водичкой… с запахом лаванды и аниса…» – подумал я, горько вздыхая и ощутил молчаливое недоумение. Меня, как будто окатили холодной водой. Мурашки пробежали по телу, пальцы стали мелко дрожать. Это не был мой внутренний голос. Того мудака-подлизу, я узнаю сразу! Нет, это было что-то другое, чуждое и, одновременно, знакомое. Я потрясенно прислушался. Наваждение какое-то! Может, мне это показалось, померещилось? Такое вполне может случиться – на грани смерти и жизни многие сходили с ума, не выдержав психоэмоциональной нагрузки.
     Как бы в ответ, на мои мысли, что-то или кто-то, поинтересовался, комфортно ли мне…
     Самое интересное в этом было то, что это все было совершенно, без слов, на уровне интуиции, подсознания если хотите, какого-то сверхъестественного понимания! Внезапно, мне, стало очень страшно…
     Меня медленно разворачивало лицом, к иссиня-черному провалу черной дыры. Ненасытному зеву, этого страшного, вечно голодного чудовища, против которого, еще не придумали оружия. Это был самый ужасный и беспощадный враг всего живого и неживого! Мгновение, и меня засосало. Я оказался в полнейшей темноте…
Что может чувствовать космонавт, перед смертью? Что может чувствовать ученый, падая в пищевод черной дыры? – Сожаление, горькое сожаление! Конечно же, мне было очень горько! Меня сожрала очень странная, карликовая черная дыра. Я думаю, она была не более чем, в два раза больше нашего корабля. В ее зев мог протиснуться совсем небольшой корабль, класса D, похожий на наш. Крейсер, наверное, сразу же смяло в лепешку, скомкало, как туалетную бумагу. Будь черная дыра еще меньше – тогда из меня получилась бы сочная отбивная, с кровью. Меня покоробило. В животе предательски заурчало.
     Однако, ничего не происходило. Вероятно, Провидение или Бог, кто бы там ни был, кто сотворил эту странную вселенную, обладал великолепным чувством юмора. Кстати, все космонавты были верующими. Они верили в разных богов, но все же, верили. Они молились, крестились на Луну, кто-то суеверно мочился на корпус ракетоносителя, кто-то, в обязательном порядке, перед стартом, просматривал старое доброе кино… Вы могли спросить любого человека, на любой планете: «А, как вы думаете, есть ли Бог?» – и, вы бы сразу же, получили исчерпывающий, полностью убедительный ответ: «Посмотри вокруг! А, сам то, как думаешь?»
     Время стремительно уходило. Сколько же мне еще осталось? Я покосился на часы и увидел, что таймер ушел в минус, я падал уже более получаса. Ускорение свободного падения растёт прямо пропорционально массе тела и обратно пропорционально – квадрату радиуса. Вот черт! Неужели эта дыра такая большая? Или пространство-время для меня так замедлилось, что я скорее умру от старости, чем доживу до того момента, как меня испепелит или превратит в бифштекс?
     Бытует мнение, что человека, попавшего в черную дыру, ждет мгновенная смерть. В действительности же, его судьба может оказаться намного более удивительной и невероятной. Все может быть очень странным и загадочным. Считается, что ничего во вселенной не появляется и не исчезает, само собой. Об этом гласит, так называемая, теория сохранения энергии, во вселенной. что, в тот самый момент, когда человек попадет в черную дыру – он раздвоится или преобразуется во что-то еще. Возможно, реальность разделится: в одной реальности, человек будет падать внутрь черной дыры, оставаясь живым, здоровым и полностью невредимым. В другой реальности – его мгновенно испепелит горизонт событий или жар излучения Хокинга, или еще что-нибудь. Возможен и третий вариант: человека раздавит сингулярность, превратит в сбитые сливки, в энергию, на завтрак, для черной дыры.
     Сторонний наблюдатель будет видеть, как субъект, оказавшийся внутри черной дыры, упадет за горизонт событий и будет испепелен. Его пепел будет виден еще некоторое время, пока его не затянет внутрь сингулярности. Этот пепел будет вполне реален, его можно будет потрогать, исследовать и положить в могильную урну. Для самого субъекта, оказавшегося внутри черной дыры, то бишь меня – ничего не изменится. Субъект будет и дальше падать внутрь сингулярности, при этом ему будет вполне комфортно.
     Некоторые, самые отчаянные умы, предполагают, что внутри черной дыры не действуют привычные законы физики. Считается, что гравитация, искривляя пространство, вместе с ним, искривляет и время. Таким образом, при наличии объекта достаточной плотности, пространственно-временной континуум вокруг него, может деформироваться так сильно, что в самой реальности возможно образование прорехи – червоточины. Через эту червоточину объект, вполне комфортно, может проникнуть в другое пространство-время. Что там будет его ждать, за этой самой прорехой – сказать сложно. Это могут предполагать, только самые отчаянные и сумасшедшие мечтатели, философы или писатели-фантасты.
     Надежда всегда умирает последней. Никто никогда не проверял все эти теории, на практике. Все, кто попадал в сингулярность – погибали. Или считалось, что они погибали. Никто не мог или не хотел, вырваться из объятий черной дыры, чтобы рассказать нам обо всем, что с ним происходило там.
     Меня пока что не испепелило. Это был – большой и жирный плюс. Скорее всего, я падать здесь вечно. Это был – большой и жирный минус. Всем известно, что плюс на минус, в сумме, дают минус. Но, как известно, внутри черной дыры не работают обычные законы физики и математики – поэтому, мы будем считать, что результат всего этого выражения, в конечном итоге, будет со знаком плюс! Фу, выкрутился!
     Считается, что время, внутри черной дыры замедляется в тридцать миллиардов раз. То есть, если кто-нибудь, когда-нибудь соорудит такой корабль, который сможет пролететь всю вселенную, размеры которой, по последним данным, оцениваются в 91 миллиард световых лет, для субъекта, застрявшего в черной дыре, пройдет всего сто дней!
     Вот черт, кажется, я доживу до вселенского апокалипсиса! В этот момент, я почувствовал себя динозавром…
      «Тебе не кажется, что ты запутался в своих суждениях? – гаденьким голосом заговорил мой внутренний голос. – Это – очень странная черная дыра! И появилась она очень странно!»
     Я прикинул в уме: пик, той самой тестостероновой горячки, которая напала на меня, в корабле, совпал с точным временем появления червоточины!
     «О боже, Эш! О чем ты мне не рассказала? Что это за такое странное задание? Почему ты занималась со мной сексом по два раза в день? Ты все знала? – в голове мелькнула совсем уж безбашенная мысль: – Эш, а ты не могла все это подстроить?» – я не ждал ответа.
     Но, мне ответили, но не на мой вопрос. И снова – без слов. Скоро прибытие, нужно приготовиться!
     Кромешная тьма, кромешная тьма кругом! Аккумулятор почти сел. Кислородных кубиков, хватит еще на два дня. Воды – на шесть часов, если экономить. Еды не было вообще. Я надеялся, что это прибытие, случится быстрее, чем я умру от обезвоживания. Все-таки, жизнь в черной дыре – не такая уж и длинная! Ну прости меня, Каменский, не захватил я с собой жратвы!
     В одно мгновение, тьму выключили, мои глаза, чрез забрало шлема, ослепил яркий свет. После полной темноты, мне казалось, что он был чрезвычайно ярким и насыщенным. Откуда-то снизу или сбоку – сложно сказать, я уже давно потерял представление, где находится верх, а где низ – появилось маленькое, но довольно яркое, голубое пятно, которое стремительно увеличивалось в размерах и неслось прямо на меня.
     Это был свет, свет, в конце туннеля! В прямом и переносном значении. Пятно становилось все четче и четче. Тьма вокруг – превратилась в стенки тоннеля, пятно – в огромную голубую дыру, в которую, в итоге, я и вывалился.
     Где-то вверху, сзади, искрилась и переливалась, иссиня-черная пасть червоточины. Ее обрамлял горизонт событий, взрываясь искрами и меняя форму. Только теперь, он был ярко-оранжевого цвета.
     Меня выплюнуло обратно в космос! Я был потрясен, хотя и ожидал чего-либо подобного. На этот раз, космос был заполнен всевозможным мусором, обломками, какого-то космического мусора, и еще чего-то. Было очень много камней, которые просто дрейфовали в пространстве. Мусор, мусор, везде, мусор!
     Неведомый пилот сообщил, что расчистит путь, после чего, начнет торможение.
     Шикарно! А то, я уже подумал, что меня размажет о какую-нибудь железку. Я двигался на крейсерской скорости. На такой скорости, даже самый маленький камушек, превращался в смертоносную пулю. Такой скорости позавидовал бы малый линкор! Наш корабль развивал скорость, в три раза меньше, чем та, с которой меня тащило навстречу неизвестности. Скафандр отказывался оценить ее, даже приблизительно. Я прикинул, она должна была быть, не меньше тысячи миль в секунду! Меня повернуло, и я увидел место назначения. Подо мной раскинулась огромная сине-зеленая планета, с мелкими оранжевыми вкраплениями. Кое-где протянулась вереница иссиня-розовых гор.
     Манна небесная! Уже отсюда я видел, насколько огромна эта планета! Сила тяжести на поверхности должна была быть не меньше 3G! После долгого пребывания, практически в нулевой силе тяжести – это означало верную смерть. Наш корабль вращался вокруг своей оси, что создавало силу Кориолиса, делая видимость небольшой гравитации. Можно было пить чай из кружки, есть из тарелки, спокойно сидеть на толчке, не боясь, что все это добро, после посещения туалета, будет дрейфовать по кабинке и за ним нужно будет гоняться с насосом, чтобы его засосало, куда следует и не было оказии.
     Чем ближе становилась планета, тем более я убеждался – это не планета земного типа! Моих скудных познаний, в экзобиологии, вполне хватало, чтобы понимать: планеты земного типа, хоть и отличались по силе тяжести, но, были практически одинаковыми, как снаружи, так и внутри. На них обязательно присутствовали: воздух, вода и лес. Три незыблемых переменных, три столпа экзобиологии. Правда, бывали исключения, в виде подземных рек и даже океанов, которых нельзя было увидеть с орбиты. Но, чаще всего – это были стандартные планеты, похожие на Землю, как две капли воды. Голубые, зеленые, серые и бурые.
     На других планетах тоже находились исследователи, но селиться на них было строго запрещено. Да и не имело никакого смысла. Вот она – наша скучная вселенная, во всей своей красе! Кто и зачем сотворил ее такой? Риторический вопрос.
     Когда поверхность планеты заняла все обозримое пространство, я ощутил, что скорость стала медленно падать. Было тоже самое же чувство, что кто-то большой и сильный, схватил меня за шиворот, своей большой и невидимой рукой, и теперь, аккуратно замедлял мое падение. Вовремя! Атмосфера планеты радостно приняла меня в свои раскаленные объятия. Вокруг себя, я увидел что-то вроде силовой сферы, которая приняла на себя удар и теперь раскалялась, преодолевая сопротивление воздуха.
     Теперь я был точно уверен, на все сто процентов – это была не черная дыра! Это был транспорт. Червоточина выполняла роль скоростной магистрали. Мне очень захотелось посмотреть в глаза Эш, а потом плюнуть ей в лицо. Она знала! Она точно знала, что искать и где это искать! Кто же ты такая, капитан Эшли Джаз?
     Поверхность планеты медленно приближалась, искрясь через призму силовой сферы. Вдали мелькали моря, изгибы рек, виднелись и совсем фантастические картины. Поверхность планеты стала очень быстро приближаться. Я приготовился к удару, но неведомая сила, включила экстренное торможение, в результате чего, очень мягко и нежно, опустила меня на синюю землю.
     Из нее кое-где торчали оранжевые растения, чем-то похожие на бамбук. В двух шагах от моего лица, в небольшом углублении, слегка колыхался оранжевый кисель. Он напоминал мне болото. Шлем открылся, впуская воздух и кучу незнакомых запахов…
     Прошло совсем немного времени, когда меня нашли. Эти существа не имели ничего общего, с людьми. Они тоже были гуманоидами, однако, на этом все сходство, полностью заканчивалось. Это были высокие, мускулистые, покрытые шерстью существа. Все – совершенно разные на вид и цвет. Один имел бычью голову, четыре пары крепких мускулистых рук или лап, поэтому я окрестил его Быком. Второй был похож на медведя – и видом, и повадками. Третий напоминал Анубиса – египетского бога, с головой собаки и туловищем человека. Анубис некрасиво осклабился. Что-то влезло в мой мозг и, я сразу же, стал понимать, о чем они говорят. События развивались стремительно. Существо, похожее на леопарда, колдовало над моим скафандром.
     – Туда смотри! – прорычал Бык, тыкая себе за спину. – Ты это видишь?
     Я не мог поднять голову, но все равно кивнул.
     – Это – Город Нашего Могущества, смертный пес! Это – Пирамида Славы, наш корабль!
     Я приподнял голову, в нужном направлении. Шейные позвонки жалобно хрустнули, голова сразу же опустилась на место. Однако, я успел увидеть, подпирающий небо, блестящий на солнце, огромный золотой зиккурат.
     – Ну наконец-то, пришел наш час! Наконец, настал момент, предначертанный с самого начала, предназначенный для нас, от сотворения, всея сущности! Мы возвращаемся! – рокотал Бык. – Мы так долго ждали этого момента! Тебе не понять!
     Да уж, куда мне! Леопарда продолжал копаться в моем скафандре. Он потихоньку освобождал меня от него, расстегивая молнию и стаскивая его с моего неподвижного тела. Казалось, скафандр весил целую тонну!
     – Тысячи лет, мы были истинными правителями человеческих миров! – продолжал Бык. – А, ты думал, кто расселил человечество по все м этим планетам вселенной, Господь Бог, что ли?
     Я закатил глаза. Да уж! Почему я раньше об этом не подумал? Если бы это сделал Господь, человеческие миры были бы намного прекраснее и разнообразнее, чем эти скучные, однообразно-тошнотворные планеты, так похожие одна на другую! Слабаки! Далеко вам до Господа! Ни вкуса, ни стиля, ни гвоздя, ни копья…
     – Молчать! – заорал Медведь! – Молчать, тебе говорят! – его огромные когти оказались прямо перед моим лицом.
     Да я вроде бы, ничего не говорил!
     – Ты очень громко думаешь, пес вонючий! От тебя несет потом и страхом! – он оскалился. – И, да! Спасибо за транспорт, ты нам очень помог! Долгое время мы передвигались по звездным тропам, верша судьбы людей, сокрушая царства, попирая народы, уничтожая и верша суд, по своей воле. Это ваша доля, человечество – стоять на коленях, в поклонении нам! Этому вас этому учили всегда! – он зарычал. – Вы поклонялись Ваалу, Астарте, Молоху, Ра, Будде, Кришне, Вишну, Ярилу…
     «Яхве…» – подумал я, чем привел Медведя в, еще большее, бешенство.
     – Никакого Яхве! Только мы! Нет никакого лучшего поклонения, чем поклонения нам! – он захрипел, в безумном блаженстве.
     – Но, потом пришел он… – сказал Леопард, снимая с меня левую перчатку.
     – Не надо об этом, брат! – прорычал Бык.
     – Элохим – спаситель человечества… – слова Леопарда утонули в злобных восклицаниях и проклятиях. – Они… втроем… они… разрушили все то, чем мы пользовались… тысячелетиями!.. Уничтожили наши тропы… втоптали нас в грязь… – он сорвался на визг, а потом завыл. Меня передернуло, от отвращения.
     Странные существа орали, выли, бились в конвульсиях и выкрикивали хулу. Виновниками всех их бед были Яхве, Элохим и Параклетос . Они размахивали руками, когтями, копытами, крича, вопя, сканидруя:
     – Смерть! Смерть! Смерть!..
     Не так я себе представлял конец моего путешествия! Не так я себе представлял свою смерть! Я уже принял решение. Терминал скафандра, все еще слушался меня. Мнемонический интерфейс еще работал. Правая перчатка, все еще была на моей руке… Я отдал приказ, запускающий процесс самоуничтожения. Отменить процесс отсюда – было невозможно, нужен был корабль, который был на другом конце червоточины, в другом пространстве-времени. Отключить таймер было нельзя. Скафандр был оснащен миниатюрным, но чрезвычайно мощным, атомным реактором. Он был способен уничтожить маленький город.
     Сто двадцать секунд – минимально допустимый предел таймера. Это – очень много и очень мало. Достаточно много – чтобы попрощаться с жизнью, и достаточно мало – чтобы испугаться, а что, если не получится, если реактор не взорвется?.. Что станет с Землей? Что будет с человеческими мирами? Чтобы заглушить свои мысли, я вспомнил прекрасную древнюю песню, давно позабытого автора, ее, в свое время, пели романтики, мечтатели и космонавты:
«          Земля в иллюминаторе,
          Земля в иллюминаторе,
          Земля в иллюминаторе видна…»

     Нас учили этому, на курсах по поведению, в экстренных ситуациях, при встрече с неземной флорой и фауной. На которых я обычно дремал. Но, этот прием навсегда врезался в мою память. Тогда, это казалось мне, полным идиотизмом. Ни один человек не мог слышать мысли другого человека! Сейчас же – это упражнение поднялось из глубин моей памяти, став моей надеждой, спасительной нитью. Я запел. Петь вслух я не мог, поэтому, пел мысленно. Эта песня лилась в моем разуме, заглушая сомнения, страх и все остальные мысли. Она стала реквиемом. Реквиемом моей жизни и моим новым знакомым.
     Бык недовольно зарычал. Леопард сделал последнее движение, освободив меня от скафандра, водрузил его на свое плечо.
     – Отнеси его на корабль! – приказал Бык. Леопард подхватил скафандр и, совершая огромные прыжки, скрылся из виду. – Вытащи из него всю информацию, какую только сможешь! – зарычал Бык, ему вслед. – Здесь мы закончили! – сказал он мне, уже совсем тоном. – Нас ждут человеческие миры! Мы ваши новые боги, человек! Мы возвращаемся, чтобы показать человечеству их настоящее место, в этой галактике! – Бык недобро прищурился и оскалился. – Завтра же, наш корабль будет на орбите твоей родной планеты! Я передам привет.
     Он пнул меня в ребра, пытаясь заставить перевернуться на другой бок. Ребра отозвались дикой болью. Это было бесполезно, я лежал, прижатый тройным G, не в силах пошевелиться. Тогда, легким движением, он поднял меня в воздух. На мгновение, я увидел его перекошенную, бешеную морду, у своего лица, и сразу же ощутил, что лечу. Густой оранжевый кисель мягко принял меня, в свои объятия.
     – Прощай, человек! – прорычал он. – Радуйся, что ты этого не увидишь…
     Он стоял спиной, к своему кораблю, и не видел, как золотой зиккурат вздулся огромным огненным шаром. Мгновение, и Бык вспыхнул, превратившись в огненный факел. Меня ослепило, обожгло, а потом, кисель накрыл меня, с головой.
     Эш лежала, привязанная к тростниковому дереву, по рукам и ногам. Она корчила страшные гримасы, угрожала, плакала, умоляла и даже рычала.
     Не прошло и трех недель, как наш корабль оказался на орбите этой странной планеты и, вскоре, благополучно приземлился неподалеку. Оранжевый кисель, помимо того, что спас меня от атомного взрыва, обладал еще и целительной силой. Ожоги сошли, ребра зажили. Я освоился и передвигался свободно, не боясь упасть и сломать себе хребет, из-за силы тяжести, в три раза, превышающей земную.
     А вот, Эш, к этому не была готова… Она даже не удивилась, увидев меня здесь, в покое и здравии. Как будто бы, все так и должно было быть! Нож появился в ее правой руке… Я, привыкший к ее объятиям и поцелуям, растерялся, правда, всего на мгновение. Конечно, обычно, этого мгновения бывает достаточно, чтобы расстаться с жизнью. Однако, планета снова защитила меня. С 3G не поспоришь! Привыкшая к нулевому тяготению, Эш не смогла удержать нож, в протянутой руке. Нож превратился в шестнадцати килограммовую гирю, потянув ее к земле. Та, больно ударила Эш по лицу, сломав ей руку, шею и нос. Возможно, было сломано что-то еще, но в полевых условиях, определить это оказалось невозможно. Эш не могла двигаться, лежала и хрипела, от боли... Я предпринял попытку, сделать импровизированный корсет, повалив два дерева, на землю, связал их крест на крест, прибив к земле. Теперь, Эш лежала на спине, надежно зафиксированная веревками и ремнями.
     Бри осторожно сидел на другом, импровизированном бревне, тихо ругаясь. Рю не вылазил из корабля, предпочитая почву мягким креслам кают-кампании.
     – Юлька, ты – самый везучий гад, которого я когда-либо звстречал! Я тебя, почти что люблю! Но, я не знаю, что и сказать! – изрек он. – Сегодня, об этой червоточине узнали мы. Завтра – узнает еще кто-то. Послезавтра – узнают все! Наверняка, кто-то засек появление сверхновой. Через какое-то время, здесь появятся ученые всех мастей и рангов, военные, корреспонденты, и просто, богатые бездельники. Кто-то обязательно решит проверить границы горизонта событий… Да что там, обязательно – сто пудов! Будут строить свои теории, ставить эксперименты, пока случайно не окажутся здесь. Этого не скроешь! Нужно подумать о том, что нам делать дальше! Возможно, где-то здесь есть другие, подобные твари… – с очень умным видом, произнес он. – Апокалипсис никто не отменил, он отложился, на некоторое время…

Надо мной витал запах лаванды и аниса. Мурашки пробежали по коже. Я замер, широко раскрыв глаза. На его поверхности маленького кисельного озера, нежно раскачивалась мягкая белая пена, приглашая меня, принять ванну…
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Торрент-трекер NNM-Club -> Прочее -> Беседка Талантов Часовой пояс: GMT + 3
Страницы:   Пред.  1, 2, 3 ... 13, 14, 15
Страница 15 из 15