Классический форум-трекер
canvas not supported
Нас вместе: 4 076 599

Литературная гостиная


Страницы:   Пред.  1, 2, 3 ... , 13, 14, 15  След. 
 
RSS
Начать новую тему   Ответить на тему    Торрент-трекер NNM-Club -> Прочее -> Беседка Талантов
Автор Сообщение
Facesmiler ®
DJ Настроения
Модератор Талантов
 
Стаж: 7 лет 8 мес.
Сообщений: 11013
Ratio: 90,449
Поблагодарили: 1313
100%
Откуда: Зазеркалье

Литературная гостиная


Люблю литературу я,
Литература - страсть моя!












Мыслителям с Большой буквы, облечь в слова мечты, желающим, посвящается!
Начинающим и мастерам своего дела, только-только ступающим на тропу литературного жанра, и идущим уверенно и степенно!
Здесь можно выложить свой рассказ, стихотворение, басню, поэму, эпиграмму, четверостишье, драму, повесть, маленький роман, всё что связано с литературным жанром.
Жанры литературы – это исторически складывающиеся группы произведений литературы, которые объединяет совокупность формальных и содержательных свойств основанных на формальных признаках.

Басня — стихотворное или прозаическое литературное произведение нравоучительного, сатирического характера. В конце басни содержится краткое нравоучительное заключение — так называемая мораль.

Баллада — это лиро-эпическое произведение, т. е. рассказ, изложенный в поэтической форме, исторического, мифического или героического характера. Сюжет баллады обычно заимствуется из фольклора.

Былины — это героико-патриотические песни-сказания, повествующие о подвигах богатырей и отражающие жизнь Древней Руси IX—XIII веков; вид устного народного творчества, которому присущ песенно-эпический способ отражения действительности.

Видения — это жанр средневековой литературы, который характеризуется, с одной стороны, наличием образа «ясновидца» в центре повествования и загробным, потусторонним, эсхатологическим содержанием самих зрительных образов, явленных ясновидцу, — с другой.

Детектив — это преимущественно литературный жанр, произведения которого описывают процесс исследования загадочного происшествия с целью выяснения его обстоятельств и раскрытия загадки.

Комедия — вид драматургического произведения. Отображает все уродливое и нелепое, смешное и несуразное, высмеивает пороки общества.

Комедия нравов (комедия характеров) — это комедия, в которой источником смешного является внутренняя суть характеров и нравов высшего света, смешная и уродливая однобокость, гипертрофированная черта или страсть (порок, недостаток). Очень часто комедия нравов является сатирической комедией, которая высмеивает все эти человеческие качества.

Лирическое стихотворение (в прозе) — вид художественной литературы, эмоционально и поэтически выражающий чувства автора.

Мелодрама — вид драмы, действующие лица которой резко делятся на положительных и отрицательных.

Миф — это повествование, передающее представления людей о мире, месте человека в нём, о происхождении всего сущего, о богах и героях.

Очерк — самый достоверный вид повествовательной, эпической литературы, отображающий факты из реальной жизни.

Песня, или Песнь — самый древний вид лирической поэзии; стихотворение, состоящее из нескольких куплетов и припева. Песни подразделяются на народные, героические, исторические, лирические и т. д.

Научная фантастика — жанр в литературе, и других видах искусства, одна из разновидностей фантастики. Научная фантастика основывается на фантастических допущениях (вымысле) в области науки, включая различные виды наук, такие как: точные, естественные, и гуманитарные науки.

Новелла — это основной жанр малой повествовательной прозы, более краткая форма художественной прозы, нежели повесть или роман. Автора рассказов принято именуют новеллистом, а совокупность рассказов — новеллистикой.

Повесть — средняя форма; произведение, в котором освещается ряд событий в жизни главного героя.

Ода — жанр лирики, который представляет собою торжественное стихотворение, посвященное какому-либо событию или герою, или отдельное произведение такого жанра.

Поэма — вид лироэпического произведения; стихотворное сюжетное повествование.

Послание (эпистолярная литература) — это литературный жанр, в котором используется форма «писем» или «посланий» (эпистол).

Рассказ — малая форма, произведение об одном событии в жизни персонажа.

Сказка — это жанр литературного творчества, чаще всего в сказках присутствует волшебство и различные невероятные приключения.

Скетч (буквально — эскиз, набросок, зарисовка) — небольшая пьеса комедийного или острого сатирического содержания, с двумя, реже — тремя персонажами.

Роман — большая форма; произведение, в событиях которого обычно принимает участие много действующих лиц, чьи судьбы переплетаются. Романы бывают философские, приключенческие, исторические, семейно-бытовые, социальные.

Трагедия — вид драматургического произведения, рассказывающего о несчастной судьбе главного героя, часто обреченного на смерть.

Фольклор — вид народного искусства, который отражает общие закономерности общественного развития народов. В фольклоре существует три рода произведений: эпические, лирические и драматические. При этом эпические жанры имеют стихотворную и прозаическую форму (в ли­тературе эпический род представлен только прозаическими произведениями: рассказ, повесть, ро­ман и т. д.). Особенностью фольклора является его традиционализм и ориентация на устный способ передачи информации. Носителями обычно выступали сельские жители (крестьяне).

Эпопея — произведение или цикл произведений, изображающих значительную историческую эпоху либо большое историческое событие.

Элегия — лирический жанр, который содержится в свободной стихотворной форме какую-либо жалобу, выражение печали, или эмоциональный результат философского раздумья над сложными проблемами жизни.

Эпиграмма — это небольшое сатирическое стихотворение, высмеивающее какое-либо лицо или общественное явление.

Эпос — это героическое повествование о прошлом, содержащее целостную картину народной жизни и представляющее в гармоническом единстве некий эпический мир героев-богатырей.

Эссе — это литературный жанр, прозаическое сочинение небольшого объёма и свободной композиции.
Уделяйте больше внимания деталям:
  • Описания природы - радуют, вносят разнообразие в повествование, наполняют незабываемыми впечатлениями;
  • Описания запахов, ароматов и вкуса пищи, воды - придают особенный колорит повествованию;
  • Очень важны описания внешности людей, иначе читатель самостоятельно формирует картинку, того, или иного персонажа и в последствии может быть немного огорчен, тем, что нарисованный им, в воображении персонаж, отличается от того, которого, пытаетесь нарисовать вы. Кроме того, читатель может потерять некую изюминку, скрытый подтекст, который может превратить любое произведение в шедевр;
  • Выражение и описание эмоций - очень важная вещь! Не упустите шанса донести до читателя всю глубину, возможных терзаний, радости, может быть, грусти, персонажей, переживаний, - это берет за душу, добавляет незабываемый аромат и вкус!
  • Добавьте изюминку - интригу, чтоб захватывало дух, какое-то иррациональное событие. Не спешите объяснять, что это было. Чтоб будоражило воображение, чтоб, постоянно, возникали новые вопросы, возможно, изменящие, в будущем, мировоззрение и жизнь персонажей.
  • Больше читайте! Читайте достойные произведения! Читайте классиков!


Творчество - это целый мир!
Приглашаем вас

В раздел > > >
Фотографии < < <

В раздел > > > Фоторепортажи и смешанные авторские темы < < <

В раздел > > > Музыкальное и видео творчество < < <

В раздел > > > Словесники < < <

В > > > Литературную < < <

И > > > Поэтическую гостиные < < <

Может быть вам захочется опубликовать там свои работы.
ImageImage
Конкурсы в Клубе:
ImageImage

ImageImage
Кстати, всем: принимаются заявки на вредные советы!
ImageImage

> > > nnm-клубное чтиво < < <
У кого нет доступа в закрома, где мастерятся новые темы, конкурсы и игры, но кто хочет участвовать в подготовке новых конкурсов и игр, пишите ЛС.
     Не забудьте добавить тему в закладки.
Приглашаем вас обсудить произведения, в рамках правил, в теме Песочница (Флудилка Талантов).
Не нужно троллить автора! Как хотите, чтоб с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними!

Помните, каждое сообщение - это творение его автора, включая грамматические ошибки и не стихотворный слог. Относитесь с уважением, к творениям других людей, и вам ответят так же!

Добро пожаловать!
Приглашаю Всех попробовать себя! Рады Всем!
Если у вас не что-то не получается - не беда! Всегда поможем и подскажем!

Пишите! Пишите! Пишите!
Рявкин
Стаж: 8 лет 9 мес.
Сообщений: 9755
Ratio: 6M
Поблагодарили: 2358
100%
Откуда: из-за горизонта
Facesmiler писал(а): Перейти к сообщению
Я нимб себе сам сотворил нерукотворный,
Мешают спать спокойно Пушкин и Маршак.
Его обделал я шипами сумасбродно,
Чтоб не затмил меня ещё какой шустряк.

Я нимб себе налью нерукотворный,
Мешают спать спокойно Пушкин и коньяк.
Его отмерив дозой сумасбродной,
Всех затмлю, такой вот я шустряк ))

_________________
Facesmiler ®
DJ Настроения
Модератор Талантов
 
Стаж: 7 лет 8 мес.
Сообщений: 11013
Ratio: 90,449
Поблагодарили: 1313
100%
Откуда: Зазеркалье
По праву сильного
Операция «Красная шапочка» 2

     Пол часа бега по пересеченной местности, и я у одинокого забора какой-то не очень маленькой виллы. Да что там говорить, вилла была просто огромная! Клиент, то бишь, преступник, то бишь, подозреваемый – что, впрочем, одно и тоже – вошел сюда.
     – Муть? – голос комиссара Руси звенел в наушнике. – Тебе что жить надоело? Это закрытый сектор, сюда людям нельзя!
     – Поздняк метаться, – выдохнул я, – я уже тут! Пока меня еще никто не сожрал… – сказал я и краем глаза заметил, как справа выросла какая-то громадная тень.
     – Собака! – ахнула в наушнике диспетчер Стелла.
     Если это и была собака, то размером она была с оленя. В самый последний момент я увернулся от острых гигантских челюстей.
     – Руся! – закричал я. – Помоги! – и перескочил метровый забор, подскользнулся, на чем-то скользком, и покатился по опавшей листве.
     Краем глаза я увидел, как из земли что-то поднимается. Турели!
     – Руся! – заорал я.
     – Чем я могу тебе помочь? – холодно отозвалась Руся. – Не стоило углубляться в харанитянский сектор, даже если ты преследуешь подозреваемого. Тебе крышка! Я напишу похоронный отчет и пошлю компенсацию твоей семье.
     Черт! И это она говорила на полном серьезе? Я ведь не на учениях!
     – Руся, дай мне статус комиссара! – закричал я. – Все остальное обсудим потом! У меня пол минуты!
     Турели загудели. Собака застыла позади меня. Беспристрастный женский голос приказал:
     – Представьтесь и поднимите левую ладонь для опознания!
     – Руся, – завопил я, что было мочи, – спаси дурака!
     – Сделано! – холодно ответила она. Вечером жду полный отчет по всем твоим действиям!
     Я выдохнул:
     – Ух!
     – Все внимание на меня! – скомандовала она. – Муть со всем справится сам. Желтое внимание! Уровень опасности красный! – она продолжала говорить, но я ее уже не слушал.
     Я медленно поднял правую ладонь вверх. На запястье располагалась биометрическая татуировка. Сканнер тихо пискнул и… я увидел, как медленно опускаются турели. Собака растворилась в зелени, как будто ее здесь никогда не было. Я снова громко выдохнул.
     – Добро пожаловать, комиссар! Могли бы вы зайти через центральный вход? – услышал я тот же самый беспристрастный голос.
     Возле входа в виллу я увидел двух полицейских фурий. Быстро же, однако!
     – Я здесь живу! – как бы в ответ на мои мысли ответила одна из них. Моя бровь взметнулась вверх. – Какие-то проблемы? – осведомилась она низким зычным голосом, почти что панибратски.
     Очень красивая харанитянка, аж захватывало дух. Высокая, на две головы выше меня, все лицо покрыто сине-зелеными татуировками, которые представляли всевозможные волнистые линии, кружочки и квадратики. Физиономия была вся буквально перемазана этими линиями. Они указывали на знатное происхождение. Что, однако, резко контрастировало с полицейской формой, натянутой в обтяжку на голое тело. Я проглотил комок. Надо будет поинтересоваться, что это значит. Знатные харанитяне не служили в полиции.
     Мускулистая. Бодибилдерша, чтоб ее! Здоровый образ жизни, гантели, экологически чистая еда. Такие, не постыжусь этого слова, бабы, очень любили играть большими мускулами перед мордофейсами хиленьких мужичков, кричать оскорбительные слова и маршировать на восьмое марта вместе с лесбиянками и феминистками. Ах, однако, как же она была хороша! Силой воли я оторвал взгляд.
     – А ты ничего! – сказала она, щелкнув языком. – Я бы тебя взяла прямо здесь!
     – Сантина! – одернула ее вторая фурия, тоже харанитянка. – Это не прилично!
     Сантина, совсем по-человечески, пожала плечами.
     – Я преследую преступника! – сказал я, подняв ладонь к верху. Над раскрытой ладонью появилось изображение лысого дядечки, измазанного всевозможными татуировками.
     – А, это дядя Ноа! – сказала Сантина. – Да вон он! – она показала на открытую дверь витой мансарды. Высокий мускулистый харанитянин размашисто двигался по направлению к геликоптеру.
     Из моего нагрудного кармана взлетели вверх три разноцветных шара и ринулись к нему. Я уже это видел пару раз. Моего участия не требовалось. Он не добежал каких-то двух метров, когда шары настигли его, закружившись над ним. Вокруг него образовалось сине-зеленое силовое поле, покрытое рябью помех. На него транслировалось какое-то изображение. Суд идет! Исход полностью зависит от тяжести вины преступника. Дядя Ноа был наркодиллером. Он продавал инопланетную дурь людям и инопланетянам. Поэтому, его ждала верная смерть. Шары сами приводили приговор в исполнение, что меня несказанно радовало.
     Однако, случилось неожиданное – шары упали мертвыми железками на землю рядом с ним. Дядя Ноа растерянно ойкнул и шмыгнул в геликоптер, который сразу же взмыл в небо.
     – Странно! – нарушила неловкое молчание напарница Сантины. – Такого, на моей памяти, еще никогда не случалось!
     Странное дело? Наверное! Я пожал плечами.
     – Суд окончен. Подсудимый оправдан? – мой вопрос повис в воздухе. Я пошел за шарами. И тут наушник ожил голосом Стеллы. В голосе сквозило невиданное ранее волнение:
     – В-в-внимание всем! М-м-меня взломали… – наушник захрипел градом помех. – …З-з-здание в которое вошла комиссар Руся взорвалось… – я остановился, как вкопанный.
     – Что?
     – Подтверждаю, комиссар Руся мертва. – повторила Стелла упавшим голосом. – Машина поддержки находилась в непосредственной близости от здания, ее уничтожило волной антиматерии. – Стелла глотала буквы, срываясь в плач.
     Каждое ее слово падало, как гром, среди ясного неба. Через пару минут она заорала, как резанная:
     – Я под атакой, я под атакой!.. – децибелы в наушнике зашкалили.
     У меня зазвенело в ушах, а потом наступила глубокая тишина. Я заорал как ненормальный:
     – Стелла, прием! Как слышно? Ребята! Кто-нибудь меня слышит?.. – я орал и орал.
     Наушник молчал. Я медленно побрел обратно. Фурии уставились в портативный терминал–планшет, который транслировал последние новости. Взволнованным голосом диктор объявила, что полчаса назад, в здание конгресс центра, в котором должна была пройти встреча глав Департаментов Объединенных Миров, в которую входила и земная ООН, вошла комиссар Руся. Через пару минут здание взорвалось. Антиматерия уничтожила пару кварталов вокруг. Жертвы насчитывались десятками сотен мыслящих существ. Встреча должна была состояться в самом густонаселенном районе планеты. Только обслуживающего персонала в здании было около трехсот существ. Главы департаментов еще не успели подъехать, Руся опередила их буквально на пол часа, чем спасла их жизни. Корпус Комиссариата – орбитальная станция, находящаяся на орбите планеты, подверглась нападению космического крейсера класса Стелз. Крейсер возник из ниоткуда, выпустил в нее все свои ракеты, а потом еще и протаранил. Взрыв антиматерии спалил все, в радиусе шестидесяти космических миль. Корпус Комиссариата был полностью уничтожен, весь персонал погиб…
     Я стоял полностью ошарашенный и потрясенный, прокручивая сводку снова и снова. Кто-то толкнул меня в бок. Оказывается, Сантина уже битых пять минут что-то говорила, но я ее не слышал.
     – Полковник генштаба вызвал всех туда, – она ткнула пальцем в мерцающий воздушный экран. – Он был очень удивлен, узнав, что кто-то из Корпуса остался жив.
     Все погибли. Все служащие Корпуса Комиссариата, которые не были задействованы в операции были убиты, либо дома, либо в подворотнях. Одному перерезали горло прямо в супермаркете. Полиция и федералы стояли на ушах. Полковник просил меня прибыть на место трагедии как можно скорее.
     – Мы летим на геликоптере, – сказала Сантина, – тебя подвезти?
Все высокие чины были заняты или на совещании. Меня направили к сержанту, им оказался человек, невысокая китаянка с коротким именем Хо Фе. Она ожидала меня в маленьком прозрачном кабинете. Черные смолянистые волосы были завязаны в пучок, желтая кожа выдавала ее принадлежность к рожденным на Земле. Когда она подала мне свою руку, чтобы поприветствовать меня, довольно крепким рукопожатием, оказалось, что у нее четыре руки. Ее прекрасные черные раскосые глаза были изумительны. Когда она щурилась, создавалось впечатление, что на тебя смотрит обычный человек. Но когда она широко раскрывала глаза, становились видны еще два зрачка поменьше… Пластичка! Ах, что только люди не делают со своим телом! Центральный зрачок то и дело мерцал синими сполохами. Я догадывался, что это линза, на которую транслировалось какое-то изображение.
     Она поздоровалась со мной и сразу же потеряла ко мне интерес. Я был предоставлен самому себе и слонялся по участку без дела. Район, в котором произошел взрыв оцепили. Там не осталось камня на камне, смотреть особо там было нечего. Поэтому я маялся в ближайшем полицейском управлении, подслушивая сводки, пытаясь собрать информацию, буквально по крупицам.
     Ситуация вырисовывалась совсем не радостная. Информация поступала совершенно противоречивая. Взломать сеть Корпуса Комиссариата – дело довольно сложное, неблагодарное и практически невозможное. Ни один хакер в ближайшей галактике не решится на такое! Во-первых, акт любой агрессии, против Комиссариата, либо против его сотрудников, даже если это была банальная угроза жизни, которую никто не собирался воплощать в жизнь, каралась смертью. Во-вторых, взломать сеть Корпуса – не поле перейти. Кто-нибудь, когда-нибудь пытался перейти какое-то поле, пускай даже не очень большое? Оно длится и длится, длится и длится! Такое впечатление, что ему просто нет конца! Ломать сеть самой могущественной спецслужбы в галактике – дело пропащее, заранее обреченное провал. Дело даже не в том, что использовались самые новейшие и трижды сложные способы шифрования, для расшифровки которых, потребовалось бы несколько месяцев. И даже не в сложнейшем алгоритме защиты. Любой компьютер, который был бы уличен в попытке взлома сети Комиссариата, сразу же сам автоматически подвергался массированной атаке. Исход атаки полностью зависел от самого взломщика. Если тот успевал отключиться от сети – он оставался в живых. Не успевал – становился калекой на всю жизнь, с жареными мозгами. Дело было еще и в том, что это никому не было нужно – в анналах сети Комиссариата никогда не хранилось никакой информации. Там не было ничего интересного и полезного. Ее взломали с одной-единственной целью – на одно мгновение отключить защиту орбитальной станции – базы Корпуса Комиссариата, для того, чтобы ее уничтожить. Через мгновение компьютер понимал, что его взломали и переключался на другой алгоритм защиты. Вот в этот самый промежуток, буквально, в какие-то доли секунды и произошла атака корабля-камикадзе. И то, враг не был уверен, что всех фотонных торпед хватит, чтобы уничтожить сверхпрочную крепость, поэтому пожертвовал кораблем, чтобы это сделать уж точно и наверняка.
     Поэтому, ходили смутные слухи, что в деле был задействован ИИ. Следовало учитывать то, что никто этот ИИ никогда в глаза не видел, а то, что выдавалось за ИИ – было простой Системой Виртуального Развертывания, которой было до ИИ – как небу, до земли. Ни одна такая система не прошла тест Тьюринга. Но, запах ИИ витал в воздухе и будоражил умы. Были существа и покруче ИИ, вполне реальные. Я сам встречался с подобным существом, один раз, на практике, и то, мимолетом. Их классифицировали, как Живой Интеллект. И это было именно существо, а не программа. Электронная Форма Жизни. Она обладала личностью, с наличием эмоций, воли и характера. Единственная загвоздка состояла в том, что ЭФЖ – или, в простонародье, ЖИ – были добрейшими и страстно любящими существами. Одно такое существо отдало свою электронную жизнь за то, чтобы на межпланетном лайнере, в котором я летел на практику никто не погиб. Взяв контроль над виртуальной системой неисправного лайнера, ЖИ проследил, чтобы каждый пассажир был эвакуирован, а потом направил лайнер в кипящую атмосферу сероводородной планеты и погиб вместе с лайнером. Это навсегда врезалось мне в память, оставив незабываемый след в моей душе. Я был попросту потрясен!
     Кроме этого, для нормальной жизнедеятельности ЖИ требовались петабайты свободного пространства на носителях информации. Помимо этого, необходимо было наличие еще довольно многих всевозможных нюансов, в которых я довольно плохо разбирался. Однако, любой хакер, мог их выдать с закрытыми глазами, даже если бы вы его разбудили посреди ночи. Простой, пускай даже очень мощный компьютер – не катил ни каким боком. Тут вам не хухры-мухры! Для этого нужны были мощности чуть ли ни целого города. В конце концов, все мнения склонялись к тому, что кого-то, из служащих Комиссариата, имеющих непосредственный доступ к системе, просто-напросто подкупили. Это выглядело более-менее правдоподобно. Оставалось только два простых вопроса: кому это было нужно и, самое главное – зачем? Кому помешал Корпус Комиссариата, который специализировался исключительно на внешних угрозах, межвидовых и межрассовых преступлениях, которые были особо тяжки, либо несли заведомо далеко идущие последствия? И зачем его нужно было уничтожать, тратить на это неимоверное количество сил и ресурсов?
     «Муть! – позвал меня до боли знакомый голос. Я потеряв дар речи, хватая воздух ртом, стал неистово оглядываться. – Дыши!»
     Это был голос Руси.
     – Я думал ты мертва! – воскликнул я.
     Кто-то из полицейских недовольно покосился на меня. Вокруг царила суета. Лишь немногие недовольно ворчали, видя довольно странного человека, громко разговаривающего с самим собой.
     «Руся мертва, Муть! Прости, меня, мне так жаль!» – сказала она. Я все сразу же понял и успокоился. Не так давно Руся наградила меня майной. Часть энергетической сущности Руси поселилась у меня в голове. Майнами так же называли существ, обладающих телепатическими способностями, умеющих передвигать предметы на расстоянии и способных делать другие, невозможные вещи. На самом деле, в этих существах жили другие энергетические сущности – майны, которые и делали все эти сверхъестественные вещи. Отряд, имеющий одну майну, мог победить только отряд, имеющий двух майн. И так далее, по возрастающей. Телепаты выжигали мозги командирам, телекинетики бросали различные предметы на солдат или просто поднимали их в воздух. Поэтому, сначала жизненно важно было вычислить и устранить майн. Потом можно было разбираться с простыми солдатами.
     Итак, майна Руси осталась со мной навсегда. Мне было и радостно, и очень грустно.
     «Муть! – отвлекла меня от моих мыслей майна. – Обрати внимание на этого хакера за решеткой!»
     На самом деле, это была харанитянка, особа женского пола, двух метров в высоту, с огромными бицепсами и свирепым оскалом морды лица. В силу местных особенностей, на Тарване слабых существ называли женщинами, даже если они были мужского пола и наоборот. Передо мной, фактически был мужик женского пола.
     «Не похож он на хакера!» – сказала Руся. Мой взгляд упал на железный чемоданчик, лежащий на коленях этой особы.
     – Это то, что я думаю? – спросил я, подходя к решетке.
     – Не похожа она на хакера! – упреждая меня, сказала фурия – синяя риния, в форме капрала. – Не трожь ее и не мешайся! – Процедила она, оскалив свои длинные клыки.
     Пока федералы рыли носом землю, в поисках любой информации, фактов или улик, полицейские потихоньку отстреливали криминал. Мэр ввел особое положение и под шумок решил избавиться от большей части преступного мира. Как только доказывали вину преступника, его сразу же казнили. Пуля в висок – и нет проблемы! Этого хакера ожидало тоже самое.
     – Мне она нужна! – сказал я. – Я ее забираю!
     – По какому праву? – воскликнула фурия.
     – По праву Комиссара! – парировал я. Хакерша недоверчиво покосилась на меня. – Выбирай, – сказал я ей, – братский костер на пустыре или работа в Корпусе!
     Когда мы выходили из помещения, фурия все еще кричала мне в след какую-то ахинею, про то, что нам, слабым мужчинам всегда нужны сильные женщины, чтобы защищать нас. Потому что сами мы не справимся, силенок маловато! Самое последнее, что я услышал, это был голос Сантины:
     – А он милаха, красавчик! Я бы взяла его в жены…
     На этой странной планете, явно было все не так, как у людей! Я поежился. У входа в здание, мне преградила путь толпа папарацци. И тут я решился. Я схватил тот самый чемоданчик, еще до конца не быв уверен, что в нем.
     – Я – Комиссар! – сказал я в камеру. – И я знаю, кто уничтожил Корпус Комиссариата! И я до вас доберусь! Плата за смерть – смерть! За уничтожение – уничтожение! Пощады не будет! По праву Комиссариата! – я, как бы невзначай, но, чтобы камера сняла все это крупным планом, помахал чемоданчиком.
     Это был блеф чистой воды. Я ничего не знал и даже не догадывался. Я надеялся, что виновники сами найдут меня. То, что кто-то из Корпуса выжил – должно было произвести эффект взорвавшейся бомбы среди некоторых существ, виновных в уничтожении Корпуса. А если комиссар еще и угрожает, что знает кто совершил это, воистину, зверское дело... Я не знал наверняка, сработает или нет, но, я очень надеялся, что сработает. Одного журналиста я попросил опубликовать воззвание: «Мутные дураки всех планет, объединяйтесь! У вас есть долг!» Журналист сказал, что ничего, более глупого, он еще не слышал, за всю свою жизнь, поэтому с радостью исполнит мою просьбу! Не удивительно, что уже через час, обо мне гудели все новостные каналы планеты, а все социальные сети перемывали мне косточки. Я стал звездой интернета!
     «Как называется девочка, в красной шапочке, которая сделала себя мишенью серого монстра? – язвительно спросила майна Руси. – И она таки погибла!»
     – Типун тебе на язык! – заорал я, перепугав некоторых репортеров. – Типун тебе, на твой энергетический язык! – умирать я, ни в коем случае, не собирался.
     Да, я ожидал определенной реакции, но, я совсем не ожидал, что реакция будет такая и настолько быстро! Еще не отойдя далеко от толпы журналистов, осаждавших здание полиции, я увидел, что моей хакерши нет рядом. Непроизвольно погладив чемоданчик, я решил вернуться. Слух резала гнетущая тишина. Толпа папарацци безмолвствовала, а потом принялась бежать с криками и воплями, в разные стороны. В здании полиции слышались какие-то удары и вопли. Раздался звук битого стекла, а за ним, чей-то предсмертный вопль. Что-то хлопнуло и здание заволокло дымом.
     Мимо меня пронеслась та самая фурия, в погонах капрала, с воплями:
     – Вали оттуда, у него три дракона!
     Я уже сильно жалел о том, что сделал. Поэтому я вошел в здание, вытащив пистолет. Вокруг лежали трупы растерзанных людей и инопланетян. Сердце сжало тисками боли и сожаления. Хотелось найти оружие помощнее. Что она имела в виду под драконами?
     «Наверное, руккий», – подсказала майна.
     Руккии – бронированные ящерицы, ростом с леопарда. Они обладали той же силой и скоростью реакции. Фактически, это был бронированный танк, перемещающийся со скоростью молнии. Их зубы были острыми, как лезвии, роговые шипы, в пол метра, были оснащены ядовитыми железами. Еще они умели изрыгать пламя, за что их и прозвали драконами.
     Мне необходимо было оружие помощнее, например, базука. Я сомневался, что в здании полиции я найду что-либо подобное. Но, поискать все же стоило. В углу валялся освежитель воздуха, кем-то оброненный, в порыве бегства. Я машинально поднял его. Маленькое окно, надо мной, разлетелось вдребезги и я увидел огромную зеленую морду ужасной ящерицы. Ее глаз повернулся на своей оси и сфокусировался на мне, она сделала рывок, пытаясь проломить стену, но застряла. Ее зловонная пасть оказалась в полуметре от моего лица.
     «Ложись!» – заорала майна.
     Я бросился на пол – и вовремя! Язык пламени прошелся аккурат, над моей макушкой.
     – Ах ты, дрянь! – заорал я и, со злостью, швырнул баллончик в раскрытую пасть. Больше швырять было нечего.
     Майна что-то заорала, но, я ее уже не слушал. Я, буквально выкатился в соседнюю комнату. Горючий баллон разорвался в пасти ящерицы, ее голова разлетелась в разные стороны.
     Отдышаться мне никто не дал. Прямо над моей головой разлетелось вдребезги еще одно окно. В него юркнула вторая ящерица. Она была поменьше – и это было очень плохо! Проглатывая проклятия, я ринулся в соседнее помещение, где находились распахнутые клетки, в которых держали преступников. Впереди меня оказалась одна-единственная железная дверь. И она была заперта.
     «Это конец!» – подумал я и оглянулся.
     Казалось, ящерица преодолевает немыслимое сопротивление воздуха, медленно, но уверенно, продвигаясь ко мне.
     «Что стоишь, как столб? – закричала Руся. – Я не смогу ее долго удерживать!»
     Я лихорадочно осматривал помещение. Неудачное расположение выходов и окон делало бегство невозможным. Единственный путь лежал рядом с бронированным монстром. Никакого оружия в пределах видимости не наблюдалось. Когда расстояние, между мной и руккией, сократилось до нескольких метров, позади ящерицы послышался какой-то шорох. Ящерица обернулась и получила плазмой в прямо в свою уродливую морду. Позади стояла Сантина, с плазменным карабином.
     – Получи гадина! – орала она.
     Ящерица получила второй заряд плазмы в лоб, дико завыла и выпрыгнула в окно.
     – Комиссар! Вам нужна сильная женщина, чтобы защищать вас! – заорала она. – Вы, мужики, ничего не можете без нас, женщин! – далее последовал боевой клич Чингачгука или кого-то из его инопланетных сородичей.
     Мы взглянули в окно почти одновременно. Тварь напоролась на какой-то прут. Он проткнул ее насквозь. Ящерица медленно перебирала лапами, пытаясь ухватиться за уходящую жизнь, но та покидала ее.
     – Ага! – завопила Сантина. – Один-один! – я поморщился. Она воскликнула: – Кто убьет третью тварь – будет главой семьи!
     – Что? – я опешил. – Какой семьи? Ну уж нет!
     «Муть! – заорала майна. – Потом пободаешься!»
     В полуметре от моей головы в стену врезался огромный шип. Я повернул голову и увидел третью ящерицу. Она ползла навстречу мне, широко раскрыв пасть. В голову лезли одни глупости. Вы не смотрели фильм «Чужой»? Ах нет! Ваше счастье! Я себя чувствовал одним из персонажей, которого убил этот самый Чужой.
     – Он мой! – заорала Сантина, сопровождая слова громкой руганью. Заряд в карабине кончился, карабин начал самозаряжаться. Для этого требовалось время, которого ни у меня, Сантины просто не было. Комичность ситуации была в том, что два безоружных гуманоида спорят друг с другом, кто убьет бронированного монстра, голыми руками, самым первым. Хороший настрой! Самое главное – не сдохнуть раньше времени!
     Похоже, Сантина не интересовала эту зверушку. Я подозревал, что у ящерицы были зачатки разума. Она нацелилась на меня и совсем не спешила, как будто знала, что может убить меня в любую секунду. Как будто бы занимаясь самолюбованием, она повернула ко мне свою отвратительно пахнущую пасть. И в этот самый момент, ей вышибло мозги. В окне справа, я увидел Хо Фе с огромным дробовиком.
     – Да как ты могла! – заорала Сантина и сразу же осеклась. – Ну вот!..
     Хо Фе фыркнула.
     – У нас проблемы! Наверху – черт! – сказала она. – Похоже твое интервью впечатлило плохих парней, они решили избавиться от тебя, а заодно от всех нас! – она поморщилась. – С чем я тебя и поздравляю! Черт ищет какую-то флешку…
     – Оба на! – Я опешил. – Неужели?
     Чемоданчик лежал на том самом месте, где я его оставил. Хо вонзилась в него взглядом.
     – Это то, что я думаю?
     – Я не знаю, – честно ответил я, – я блефовал.
     – Похоже, ты ткнул пальцем в небо и попал. Я тебя умоляю, что бы там ни было – уничтожь ее!
     Я резко повернулся к Хо:
     – Да ни за что! Если это – зародыш Живого Интеллекта, я буду самым последним мерзавцем, который убьет самое великое чудо во вселенной! Один классик сказал, если Бог есть – то это точно ЖИ!
     – Там черт! – прошептала Хо. – И это существо намного хуже драконов!
     Как бы в ответ на ее слова, в проходе послышались гулкие шаги.
     – На улицу! Живо! – закричала она.
     Мы выскочили на улицу. Вокруг здания образовалось оцепление из серых машин спецназа. Кто-то из репортеров снимал.
     – Черт! – пробормотал я. – Шоу начинается!
     Он спрыгнул с балкона второго этажа и, как в фантастических фильмах, оказался прямо перед нами, отрезав нам путь ко спасению. Высокий, полностью черный, покрытый множеством рогов, как на голове, так и на руках, мускулистый великан, очень быстро двигался в мою сторону. Его Черные глаза впились в чемоданчик. Черт достал два огромных кривых меча, которые горели каким-то адским пламенем.
     – Опупеть! – бросила Сантина. – Эта тварь считает себя черным ситхом?
     Я не стал уточнять, кто такой черный ситх. Было не до этого! Черт очень быстро двигался навстречу нам. Он достал какой-то комок, и бросил его перед собой. Комок растворился в воздухе тремя черными воронками.
     «Это джинны! – заорала майна. – Я с ними не справлюсь!»
     – Это джинны… – повторил я, чтобы женщины слышали. – Моя майна говорит, что нам крышка.
     – Держись! – сказала Хо, в ее четырех руках появилось по катане. – Я беру его на себя. Разберись с нечистью!
     – Хорошо! – сказал я. – Еще бы знать, как это сделать!
     Майна в моей голове заорала. Как будто ее резали. Сначала заложило уши, а потом зазвенело. Я сжал ладонями виски, пытаясь унять боль.
     «Майна! Где-то рядом майна! Она их покрывает. Я не могу ничего делать! Убей ее!»
     – Сантина! – закричал я. – Рядом майна. Приоритет номер один!
     – Принято! – прохрипела Сантина, – Кажется, я ее вижу!
     Плазменный карабин чихнул два раза. Где-то, за моей спиной послышался предсмертный вопль агонии. Джинны возникли из марева вокруг нас. Сантина отступила назад, упершись своей спиной, в мою спину. Вокруг нас появился иссиня-красный круг.
     «Это я! – сказала Руся. – Но, я не могу их вечно сдерживать. Мои силы таят».
     Три страшных дымчатых силуэта, с горящими глазами и черными провалами ртов, плясали вокруг нас, не в силах перейти за черту круга. Круг все сужался и сужался. Джинны бесновались. Мы стояли с Сантиной, спина к спине, в уменьшающемся и тающем кругу. Я понял, что сейчас умру. Страха не было. Было сожаление, что все закончится вот так вот, плохо… Мы так и не поняли, кто истинный виновник всего и заказчик этих зверских убийств! Круг уже практически касался носков моих армейских ботинок. Я приготовился к неизбежному.
     – Муть, зараза, пригнись! – услышал я знакомый злой детский крик.
     Конечно, я узнал ее! Я схватил Сантину и мы оба рухнули на землю. Над нами пролетело три огненных шара. Один врезался в одного джинна и тот начал вопить, метаться и таять. Такая же участь постигла и остальных. В ста метрах справа я увидел, как две фурии прикрывали бронированными щитами маленького человечка. Девочку. Она методично кидала огненные сгустки, добивая джиннов, пока те не растаяли.
     Господи, Мия! Я так рад тебя видеть!
     – Потом! – заорала Мия, в ответ на мои мысли. – Выживи, чертов дурак, и я всыплю тебе по первое число!
     В это время Хо билась с чертом. Черт был очень быстрый. Двигался молниеносно. Он плясал рядом с Хо. Я вытащил пистолет, но боялся попасть в Хо. В ее четырех руках сверкали мечи. Однако, черт успевал уворачиваться и даже атаковал.
     – Дайте мне флешку! – хрипел он. – И больше никто не погибнет!
     Хо сплюнула кровью. Похоже, она была ранена.
     – Я обещаю! – сказал черт.
     – Хорошо! – закричал я.
     Хо опешила. Черт резко повернулся и побежал мне навстречу.
     – Стоп! – заорал я. – Одно условие! Назови заказчика!
     – Невозможно! – сказал черт. – Вы все умрете! Да будет так!
     Ему в грудь врезался огненный шар. Один, второй третий. Сзади слышался яростный детский крик. Кажется, что-то неприличное, связанное с сексом и межрассовыми оргиями. Я поднял пистолет и разрядил в черта всю обойму. Огненные шары сыпались на него сплошным градом. Сзади чихал плазменный карабин. Черт стал гореть и вопить, закрыв голову руками.
     – Кто заказчик? – закричал я. – Скажи мне имя, и мы прекратим стрелять!
     – Нет! Он меня не простит!
     – А твоих детей? – заорала Хо. – Я их найду и лично уничтожу! Всех, до одного! Я самолично вырежу их проклятые сердца, а потом зажарю и съем у всех на виду! Я тебе это обещаю!
     – Имя! – кричал я.
     Черт стал на колени и тихо произнес:
     – Мэр Тана. Это он – заказчик. Детей не троньте! – он упал на бок и умер. Языки пламени лизали его тело.
     Я увидел, как отовсюду к нам бегут люди. Похоже, кто-то из репортеров нас снимал.
     – Это уйдет в эфир? – как-то устало и отрешенно спросила Хо.
     – Уже там! – оскалился папарацци. – Теперь, вы – звезды интернета!
     Мия рыдала в моих объятиях.
     – Я думала, ты погиб, вместе со всеми!
     Я успокаивал ее, словно обычного ребенка. Все не могу привыкнуть, что ей около двух сот лет. Я спас ее от рабства, а она в свою очередь спасла меня от смерти. При чем, уже дважды!
     – Я увидела твое идиотское послание и сразу поняла, что ты жив! Такой жук как ты, просто не мог так взять и погибнуть! – причитала она.
     Сзади стояла Сантина. Мия стала очень тихо шептать мне на ухо…
     В новостях показывали, как федералы арестовывают мэра Тана. Информации, найденной в компьютере Тана, было достаточно чтобы арестовать половину правительства. К сожалению, а может и к счастью, я так и не выполнил свое обещание. Мэр был жив и здоров, хотя и за решеткой. Его ждал суд. Этим было кому заняться. Федералы рвали и метали. Моего участия не требовалось.
     Сантина пришла не одна. С нею пришли ее родственники, среди которых я узнал дядю Ноа. В руках они держали разноцветные ленты для невесты. Сантина все еще хотела взять меня себе в жены. Спасибо Мии, я уже был к этому готов! В моих руках были белые калии, потомки земных кал. Белые калии, по традиции харанитян, обычно дарил жених своей невесте. Родня опешила и стушевалась. Сантина глупо улыбалась, белые калии из ее рук упали на землю, и она растоптала их своей ногой, показывая мне, что все поняла. Она протянула свои руки и взяла цветы из моих рук. Это означало, то что она согласна стать моей женой.
     Рядом с Сантиной стоял высокий харанитянин. Как, оказалось позже, это был ее отец.
     – По какому праву? – почти с вызовом бросил он.
     – По праву сильного! – ответил я, доставая из сумки и протягивая ему, свернутый в серую ткань, полуметровый шип ракии.
Рявкин
Стаж: 8 лет 9 мес.
Сообщений: 9755
Ratio: 6M
Поблагодарили: 2358
100%
Откуда: из-за горизонта
Facesmiler писал(а): Перейти к сообщению
По праву сильного
тот кто сильней, тот и прав! иначе ни как :умничает:

Добавлено спустя 9 минут 18 секунд:

но всё равно - :показывает язык:

_________________
Рявкин
Стаж: 8 лет 9 мес.
Сообщений: 9755
Ratio: 6M
Поблагодарили: 2358
100%
Откуда: из-за горизонта
хм.. а вот я не согласен сам с собой!!!
эт что получается?
если я слаб то... то тот кто сильней прав?
ну да... логика.. практика - тому свидетель!
вывод - надо быть сильней!
СИЛА - это дух - Дух - это сила
вот и вся формула, - всё зависит только от тебя! - Вот так..

_________________
Facesmiler ®
DJ Настроения
Модератор Талантов
 
Стаж: 7 лет 8 мес.
Сообщений: 11013
Ratio: 90,449
Поблагодарили: 1313
100%
Откуда: Зазеркалье
Боевая непись
Операция «Красная шапочка» 3

     Я сидела напротив высокой синей харанитянки. Она отличалась от остальных сородичей острым взглядом и внешностью модели. Когда речь заходила о харанитянах – это всегда были дылды по два метра в высоту, с огроменными бицепсами и зверским выражением морды лица. Телепатка. И не простая телепатка. Смотрит заинтересованно, читает меня как картину. Наверное, прозондировала меня уже вдоль и поперек! Я была уверена, что служба безопасности, в это же самое время, пробивает меня по всем базам данных. Редкие эмоции выдают удивление. Она их маскирует, но все зря. Чувствутся присутствие майны и не одной. В воздухе разлит звенящий вакуум. Черт! Собеседование вылилось в целый экзамен. Проверки, проверки, проверки – я и не ожидала ничего другого.
     Осинение. Осознание. Оп-па! Я ничего не помню о себе. Кто я? В воздухе витает тоько мое имя. Туя. Все. Больше ничего не помню. Пустота. Надо держать марку, и я ее держу. Что я здесь делаю? Я смотрю на свои синие руки, покрытые странными чешуйками.
     – Риния… – константирует харанитянка. Еее рука что-то пишет в полупрозрачном планшете. – Хотя, не совсем. Полукровка… М-да! Ничего не помнит. Все, как и заявлено! Нигде ничего! Никаких ляпов и следов, нигде не засветилась.
     Харанитянка оборачивается. Сзади, в темной части кабинета, скрытой полупрозрачным тюлем кто-то сидит. Я его (ее?) не вижу, но чувствую.
     – Она раба майны. Выполняет разовые поручения, после чего майна ей стирает память, – продолжает харанитянка, – первый раз такое вижу! Обычно майна и носитель сосуществуют вместе, в любви и мире. Один зависит от другого – получается взаимовыгодный симбиоз. Обычно, майне крайне невыгодно, чтобы ее хозяин… – она осеклась, – носитель, отличался от всех остальных людей. Он должен быть как все. Что такого особенного в этом экземпляре? – Она улыбнулась, выразительно и зловеще. Ее острый взгляд пронзил мою грудь.
     Слова рождались из воздуха, появляясь в моей голове, а потом срывались с языка, формируясь в четкую, грамотную речь:
     – Меня зовут Туя, я опытный образец наемного убийцы высшего класса. В сферу моей деятельности входят: убийства, как массовые, так и одиночные, грабежи, насилие любого рода, шантаж, провокации, шпионаж, террор…
     – Я все это уже слышала, так же, как и примеры твоей деятельности, – она сразу перешла на «ты», – кстати, меня зовут Раяна! Все соответствует твоему резюме и рекомендации твоего покровителя… – слово «покровителя» прозвучало особенно зловеще.
     Я не знала… не помнила, кто он такой, что оно такое – этот покровитель.
     – Я предлагаю проверку. Проверку боем. Заодно, убьем двух зайцев. Кое-кто нам очень сильно насолил. Его надо проучить, – она сделала ударение на слове «проучить», – а не убить! Ясно? Это будет самая лучшая демонстрация твоих навыков. Заодно, и проверим, как тебе удается не светится на камерах, насколько чисто ты работаешь и, самое главное, насколько ты послушна…
     – Три, два, один… поехали! – бесстрастно скомандовала Раяна. Ее голос, в наушнике, был ровным и четким.
     Я вышла из лифта, на сотом этаже, полупустого офисного центра. Небоскреб отсвечивал яркими витринами с зазывающей рекламой аренды офисов. «Цены снижены в три раза!» Меня это не интересовало, однако я отметила эту особенность. Странно. Обычно, в этой части города от арендаторов не было отбоя. Грязноватый коридор. Эконом вариант. Богатых дядей здесь не бывает. Четвертая дверь справа. Я постучала. Дверь была не заперта, и я ее толкнула. За дверью стоял невысокий человек, в штатском, похожий на клерка.
     – Убить! – приказала Раяна.
     Я улыбнулась. Палец вонзился бедняге в глаз. Он умер мгновенно. Я отволокла его в ближайшую комнатушку, это была уборная. Смыла кровь, поправила пиджак и захлопнула за собой дверь. Помещение было полупустым. В дальнем углу был громадный стол, перед которым угадывался обзорный воздушный экран. Это было уже интересно! Штатские не занимались подобными вещами. Что же здесь происходит?
     За экраном угадывалось три силуэта. Один из них принадлежал харанитянке.
     – Убить двоих, харанитянку вырубить, но оставить живой! – приказала Раяна, наблюдающая за происходящим через линзу в моем глазу. Вот зараза! Харанитянка была самой опасной.
     Они не обращали на меня внимания. Приблизившись ближе, я увидела огромную карту города в трехмерном объеме. Некоторые светящиеся точки символизировали объекты на орбите, над городом. Я подняла бровь. Человек, невысокий, белый… Я не произвольно выругалась: он был в форме комиссариата!
     – Устранить! – заорала Раяна, и я начала действовать.
     Все произошло мгновенно. В моих руках оказался огнетушитель. Я не помню, как он там оказался, но в моих руках он стал смертоносным оружием. Огнетушитель раздробил голову харанитянки. Она не успела даже повернуться. В тот же самый момент, уже почти мертвая харанитянка рассталась со своим пистолетом. Пистолет повернулся к человеку и выплюнул пару пуль в его грудь. Человека, в погонах комиссара, развернуло. Я увидела кровь на его одежде. Пистолет повернулся к третьему участнику и… застыл. Я не смогла понять почему. Передо мной был ребенок.
     – Это не ребенок! – орала Раяна, но я ее не слушала. Конечности онемели. – Это рамбит! Убей его, иначе он убьет всех нас!.. – голос Раяны ушел на второй план.
     Рамбит испуганно уставился на меня. Комиссар застонал, рамбит молниеносно оказался за человеком, похватив его за подмышки. Вокруг них вспыхнул призрачный щит.
     – Этого не может быть! – выдавил рамбит. – Невозможно!
     – Уходим! – приказал человек.
     Сзади них материализовался призрачный лифт. Они сделали шаг назад, лифт закрылся вокруг них и все исчезло. Помещение погрузилось в зловещую тишину.
     – Преследовать?
     – Нет! – резко бросила Раяна. – Уничтожь все системы наблюдения, разбей все приборы. Эвакуация через полторы минуты.
     Через минуту я выбила окно и выпрыгнула наружу. Помещение пылало огнем. Снизу, меня мягко подхватил, своим силовым полем, суперджет.
     – Ты легко отделалась! – Раяна восседала на подушках. Я сидела напротив нее, в кресле.
     – Никто не ожидал, что там будет рамбит. Однако, четыре сотрудника – это слишком мало! Что-то здесь не так!
     Я сидела и наслаждалась инопланетным чаем. Люди пьют эту гадость и получают удовольствие. Удовольствие, однако, отдавало редкостной горечью. Выражение улыбки и наслаждения застыло на моем лице. Я держала фасон.
     – Можешь не обманывать, я все вижу! – ворчливо бросила Раяна. – К этому питию можно привыкнуть только через несколько месяцев. Оно полезно для людей. Для других существ, полезность этого напитка весьма сомнительна. Он вызывает привыкание и внесен в реестр наркотических веществ, правда, с пометкой «разрешенное».
     Я пожала плечами. Раяна явно была удовлетворена, хотя пыталась показать обратное. Красивая сумма с шестью нулями уже отправилась на счет моего покровителя, ака хозяина. В голове все еще был сумбур. Я все еще не понимала зачем я здесь, в чем моя миссия и цель моей жизни. Было ясно одно – я расходный материал для какой-то очень мерзкой и отвратительно-громкой пакости. Я изучила все материалы о комиссаре-человеке и о комиссариате в целом. Все, что смогла найти в свободном доступе, в сети. Мне было совершенно непонятно, кому помешала эта организация, которая потеряла девяносто восемь своих сотрудников, где-то два месяца назад, и не представляла сейчас никакой реальной угрозы. Это явно была проверка. И проверка довольно мерзкая. Харанитянка все же скончалась в реанимации. Кажется, я не рассчитала силу удара. За это с меня сняли пол миллиона местных кредитов, в качестве штрафа. Раяна оказалась тем еще жуликом.
     Ни сочувствия, ни жалости я не испытывала. Что же я за дрянь такая?
     «Жаль! – услышала я тихий-тихий голос. – Мне очень жаль, Туя!»
     Раяна хлестала азаринскую водичку и уже была довольно пьяна. Я надеялась, что она не слышала мои мысли.
     – Надейся! – икнула та и упала мордой в подушки. Помещение сотряс богатырский храп.
     Я уже намеревалась отдаться в сладкие объятия Морфея, как из-за шторы показалась длинная синяя рука, принадлежащая скорее мелитке, чем ринии. Рука поманила меня к себе. В соседней комнате, на таких же подушках восседал карит. Мелитка-девушка прислуживала ему… Ей? Этому существу… Оно было сине-зеленое, высотой в два метра, только издали напоминающее человека. Если ринии и харанитяне были очень похожи на людей, кариты – были очень непохожи. Их руки и ноги, если, конечно, их конечности можно было так назвать, сгибались не в тех местах, где все привыкли. Я сомневалась, что передо мной, вообще гуманоид. То, что казалось головою с очень длинной шеей, могло совсем ею и не быть. Считалось, что кариты пропали четыреста лет назад.
     – Были вытеснены войсками союзников, с легкой подачи землян, – в ответ на мои мысли, прозвучал довольно приятный баритон.
     Я так и не поняла откуда он исходит, из головы существа или из другой какой его части. Он надвигался на меня. Я поняла, что впадаю в ступор. Тело словно парализовало. Карит выглядел весьма привлекательным, он сеял флюиды. Меня тянуло к нему, по телу пробегала сладостная дрожь и томление в вожделенном предвкушении.
     – У нас не получилось это в прошлый раз, – продолжал карит, – комиссар оказалась рядом, совсем не кстати. Все должно было получиться идеальным образом. Но, в очередной раз, Корпус стал между нами и нашим успехом. Терракт в столице должен был послужить началом бойне между союзниками. Мы могли использовать это и занять систему. Но все пошло прахом из-за какой-то странной случайности. Появилась комиссар и все покатилось в тартар! В этот раз все будет по-другому!
     Карит превратился в размытое голубое пятно, которое нависло надо мной.
     «Это нейропрограммирование! – услышала я тот же самый тихий голос. – Очнись!»
     Мне стало дурно, я согнулась пополам, весь чай, вместе со всем содержимым моего желудка, оказался на нежной коже карита и на полу. Меня рвало и рвало. Глубоко внутри себя я была очень благодарна. Я уже понимала, что это за голос. Внутри меня живет майна. Точно! Раяна об этом говорила, во время собеседования! Почему самые очевидные вещи доходят до меня только в самом конце?
     Карит ретировался в уборную. Я осталась одна. Маленький-маленький предмет, похожий на спичечный коробок, блестнул на соседнем столике. Меня затрясло. Клептомания – жуткий недуг! Я схватила его и поднесла к глазам. Глаза закололо, накатила новая волна тошноты. Я вывернулась в рвотном спазме. И вовремя! Окно за моей спиной разлетелось на мелкие кусочки.
     На подоконнике стоял спецназовец. Харанитянка. Поза напряжена, в руках –плазменная винтовка. Я распласталась в вонючей луже – в том, что раньше было содержимым моего желудка. Руки сцепила в замке за головой. В это время, карит выплыл из уборной. Пшик, второй, тихое шипение – и нет больше карита. Ах, как жаль! Именно так заканчивают все злодеи, желающие мирового господства!
     – Работаем! – затрещала рация. – Риния не нужна…– слова растянулись в трубочку и послужили сигналом к действию.
     Они означали лишь одно – живая я им не нужна. Мир замедлился, краски пожухли. Я исполняла свой смертельный танец. Все было нарочито замедленно. Я смотрела на все это это глазами наблюдателя и как бы со стороны, пока мир не вернулся в свое первоначальное состояние. Шестнадцать трупов. У меня в руке окровавленный нож. Вокруг меня – синяя кровь, она везде, даже на потолке. Кое-где присутствуют красные пятна. Значит, среди убитых есть так же и люди. Я вся в крови. Я нависаю над умирающим человеком.
     Стоп! Я его уже где-то видела! Озарение пронзило меня словно электрический ток. Это – комиссар! Тот самый! Он смотрит на меня угасающим взглядом, полным боли и сожаления. Взгляд затуманивается, человек умирает.
     Я выдыхаю, оглядываюсь вокруг и немею… возле окна лежит тот же самый человек, но уже без руки. Оторванная рука лежит в другом конце комнаты. За креслом лежит еще один человек. Он лежит лицом вниз, в луже красной крови. Как в кошмарном сне, я подхожу к нему и переворачиваю его лицом вверх. Это он. Пораженно я вскакиваю на ноги и вылетаю из комнаты. Спотыкаюсь о труп ринии, оскальзываюсь в луже крови, чудом сохраняя равновесие.
     В соседней комнате, по-видимому, прошло сражение. Вокруг валялись разбросанные стулья, лежали мертвые люди и инопланетяне. Я узнала мэра, премьер министра и даже одного влиятельного чиновника из ООН. Десантники и охранники лежали вперемешку. Вокруг них – груда мертвых тел и кровь. Но, больше всего меня поразило то, что все мертвые десантницы, были также на одно лицо. И это лицо я хорошо запомнила! Это лицо той самой харанитянки, которую я убила в небоскребе! В ушах зазвенело… В соседней комнате послышались выстрелы, звон стекла и предсмертный хрип. Схватив нож, я вжалась в стену. В комнату ввалились трое. Один с винтовкой, смотрящей в пол, второй с планшетом. Оба оказались не готовы. Выпад, второй. Они умерли мгновенно.
     За ними, в комнату, ввалился ребенок. Тот самый ребенок! Девочка-рамбит. Я нависла над ней, как динозавр над куропаткой. Рука застыла, не в силах воткнуть нож в маленькое синее тельце. Девочка плакала.
     – Я не хочу умирать! Я знаю, что так нужно, я знаю, что я – непись. Но, мне очень страшно…– она рыдала и рыдала.
     Не понимая, что на меня нашло, я опустилась на колени.
     – Это я во всем виновата! Я, я и только я! Ты ведь меня не простишь? – шептала она, заливаясь слезами. – Мне страшно, очень страшно! Я должна умереть, но мне очень страшно!
     Ком застыл в горле.
     – Зачем? – прохрипела я.
     – Чтобы раскрыть межпланетный заговор! – с детской непосредственностью осветила девочка. – Мы пометили тебя, перед тем, как послать сюда. Стерли твою память, записали ее в тело ринии… – ее голос звучал все глуше и глуше. Мне стало плохо. Я согнулась в очередном рвотном спазме.
     Я сидела в железной клетке, вцепившись руками в прутья. У меня выхватили нож, заломили руки за спину и вырубили. Я очнулась уже в клетке. Полицейские фурии стояли в отдалении, боязливо косясь в мою сторону. Напротив меня, сидела та самая девочка-рамбит.
     – Меня зовут Мия! – сказала она, – Ты спас меня… спасла… из рабства…
     Я сверлила ее ненавидящим взглядом. Она вздохнула.
     – Я знаю, как все это выглядит: мы записываем твое сознание в тело убийцы, стираем память, для того чтобы использовать тебя как наживку, чтобы выйти на убийц миллионов живых существ и организаторов межпланетного заговора. Прости, это жестоко!
     – Я ничего не помню… – процедила я сквозь зубы.
     – И не должна, ты же – непись! Непись, специально созданная для того, чтобы проникнуть в банду. Настоящие мыслящие существа слишком ценны, чтобы ими так рисковать! Неужели ты подумала, что мы позволим тебе убивать настоящих живых существ?
     Я молчала, потрясенно впитывая каждое слово.
     – Я тоже непись, – тихо сказала она, – оригинальный образец слишком важен… – она осеклась, – чтоб им рисковать…
     – Я чувствую себя вполне живой! – прохрипела я. – И ты тоже, насколько я вижу! Я помню этот страх, в твоих глазах.
     – Так и есть! Мы имеем сознание реально существующих живых существ. Мы скопированы по их образу и подобию… – она запнулась, – ну, тебя мы слепили с трех разных существ, засунули в мозги сознание комиссара.
     – Того самого? – спросила я, уже зная ответ.
     Мия кивнула.
     – Как его зовут?
     – Муть.
     – Муть? – я захохотала. Хохот перешел в кашель.
     – Ты сам захотел! – воскликнула Мия. – Мол, я не позволю, чтобы убивали кого-то другого!
     – Черт! – скривилась я. – Что дальше?
     Мия пожала плечами.
     – Мы исчезнем. Растворимся в воздухе, через какое-то время. Я не знаю, какое. Просто перестанем существовать.
     Моя рука упала на карман моих брюк. В кармане что-то лежало. Даже удивительно, что полицейские фурии не забрали это! Я засунула руку в карман. Это был тот самый предмет, который я украла у карита. Я извлекла на свет маленький металлический цилиндр.
     – Ты где это взяла? – воскликнула Мия. – Не нажи…
     Я нажала кнопку и реальность повенулась. Я упала на бок, сильно ударившись о холодный пол. Моя клетка стояла в отдалении, в углу. В помещении было темно, никого не было. Напротив меня лежала Мия, тихо постанывая. Взгляд метнулся на часы на стене.
     – Полночь… – константировала я.
     – Третье ноль пятое. Полгода назад… – закончила Мия и разразилась жутким потоком грязной ругани, которая больше приличествовала уголовнику, чем ребенку.
     Когда слова иссякли, Мия сказала:
     – Пойдем, найдем комиссара Русю. Она должна быть еще жива…
Facesmiler ®
DJ Настроения
Модератор Талантов
 
Стаж: 7 лет 8 мес.
Сообщений: 11013
Ratio: 90,449
Поблагодарили: 1313
100%
Откуда: Зазеркалье
Комиссары не плачут!
Операция «Красная шапочка» 4

     Я сидел в открытой кафешке. Уже давно стемнело, похолодало. Ветер нес редкие листья различной формы и цвета. Вот так наступает осень! В моей душе царил мрак и хаос. Меня мучила жуткая депрессия, я не появлялся в офисе уже неделю. А скажите, что мне там делать? Все вокруг: стены, пол и потолок напоминали мне о ней…
     – Вот ты где! – я поднял голову, передо мной стояла Хо.
     Бывший сержант полиции, а теперь агент Федеральной Службы, Хо Фе выглядела безупречно. Желтоватая кожа выдавала в ней человека, родившегося на Земле. Низкая, черноволосая, худая, с раскосыми щелочками глаз. Они, однако не могли ввести меня в заблуждение. Иногда Хо широко раскрывала глаза и были видны дополнительные зрачки, покрытые специальными линзами. А еще у нее было четыре руки. Она носила черный пиджак, рукава сливались и мне иногда казалось, что передо мной обычный человек. Но, это было не так, Хо была очень необычна.
     – Мия сказала, ты прогуливаешь работу…– сказала она усаживаясь на соседний стул. Я застонал. Конечно же, она побывала в офисе! – Могу предложить тебе федеральную программу реабилитации… – я уже открыл было рот, чтоб отказаться, но она перебила меня. – Просто подумай! Не нужно сразу же давать ответ! Я все улажу, тем более, федералы в долгу пред тобой. Комиссариат им сильно помог.
     Я кивнул и посмотрел в пустой стакан из-под кофе. Как будто там должна было, чудесным образом, материализоваться дополнительная порция напитка.
     – Послушай, Муть! Я все понимаю, мне очень жаль, что так получилось…
     – Я был идиотом! – сказал я. – Если у подавляющего большинства обитателей Тарвана нет не то, что запоров на дверях, но и самих дверей, это совсем не значит, что у меня не должно было быть этих самых запоров на дверях!
     Это была правда. Большая часть населения планеты никогда не закрывала двери на замки. Жизнь в атмосфере безопасности сильно расхолаживает. В домах никогда не водилось камер наблюдения и прочих видеорегистраторов. Они стояли в исключительно редких местах. Таких, как банки или суды. Благодаря прошлому мэру, преступность упала практически ниже плинтуса. Мэр воспользовался чрезвычайным положением, введенных после злосчастного жуткого терракта, когда целый густонаселенный квартал, просто перестал существовать, во взрыве антиматерии, и объявил охоту за всеми преступниками, независимо от того, какие преступления они совершали. Согласно особому указу, после суда их тут же казнили. Не так давно, новый мэр отменил этот указ, как неоправданно жестокий.
     Так вот, безопасность и беспечность – самые страшные враги любого живого существа, тем более, мыслящего индивидуума! Безопасность расслабляет, беспечность расхолаживает. В нашем офисе, в небоскребе, не была закрыта дверь. Чем и воспользовался убийца. Мы были слишком заняты разработкой операции, чтобы среагировать на опасность. Пару секунд хватило…
     – Она убила Сантину и ранила меня… – я не заметил, что произнес это вслух. Навернулась слеза и я украдкой ее смахнул. Хо молчала. – Если бы я… если бы мы…
     – Если бы, да кабы!.. – перебила меня Хо. – Ее нет, Муть! Тебе надо смириться и как-то с этим жить! А ты почти месяц спал с ее неписью! Пока она не исчезла…
     Вот как! Она и это знает! Я рассердился.
     – Мы следим за всем, Муть! Мы тоже были чересчур беспечны. – сказала она. Я промолчал.
     Недавняя операция была связана с древней технологией, которую хранил Корпус Комиссариата. Мы смогли оживить довольно странный механизм, который копировал живое существо, в точности, по его образу и подобию. Я мало понимал в этой технологии, в ней больше шарил мой компаньон и боевой товарищ, Мия. Мия была рамбитом, она выглядела как десятилетний ребенок, с синей кожей и милым выражением лица, но ей было около двухсот лет. Видели бы вы, что она творила этими самыми милыми ручками, в момент опасности! После гибели девяноста процентов состава Корпуса Комиссариата, мы отчаянно нуждались в новых сотрудниках, коих практически не было. Банально, не хватало оперативников, агентов и солдат.
     Мия первая откопала в анналах упоминание о «копировальной машине», которая копирует живые существа. Машина занимала половину огромного помещения склада и покрылась не то что пылью, нам пришлось ее откапывать, в прямом смысле этого слова. Мия предложила наштамповать «копий» и использовать их в качестве оперативников, которых не нужно было долго и тщательно готоввить. Проблема должна была решиться. Полномочия комиссара позволяли мне делать все, что я считаю нужным, поэтому я одобрил этот проект и, даже, сам участвовал в разработке данной операции. Мы не учли многих нюансов. К сожалению, «неписи», как окрестила Мия наших двойников, могли существовать только некоторое время. Потом они рассеивались в воздухе, превращались в пар, просто исчезали, переставали существовать. С одной стороны, это было хорошо и открывало пред нами большие возможности. Мы могли отправлять на опасные задания вместо живого существа, его двойника, который потом просто испарялся, не оставляя никаких следов. Если он погибал, оригинальный образец оставался жив. Но, потом, сразу же, возникла этическая проблема. Двойник был стопроцентной копией мыслящего существа. Он ощущал себя стопроцентной личностью, со всеми вытекающими из этого последствиями. Наши двойники шли на смерть точно так же, как бы нам самим пришлось идти на смерть. Они испытывали те же самые эмоции и чувства: боль, отчаяние, печаль, злость, разочарование, подавленность, чувствовали себя несчастными и брошенными, в полной мере ощущали агонию и ужас смерти… Разве можно было не считать их мыслящими существами? Я содрогнулся. К сожалению, я был вынужден дать добро, нам не хватало людей. Черствым и жестоким приказом, я разрешил операцию.
     – Мог ли я, посылать их на смерть, Хо? Имел ли я на это право?
     Хо наклонила голову и посмотрела на меня в упор. Четыре зрачка буравили мою переносицу.
     – Муть, насколько я помню, ты посылал только себя самого… ну, и парочку друзей, которые тебя упросили, – она запнулась, – не друзей… а их двойников.
     – Спрашивали ли мы разрешения у наших двойников?
     Хо скривилась. Мою супругу убил посланный мною двойник, которому мы стерли память. Это была «подсадная утка». Мы долго не могли выйти на банду. Это были очень богатые люди, высокопоставленные чиновники и люди из правительства. Мы решили подсунуть им то, в чем они так сильно нуждались – первоклассного убийцу. Мия сконструировала ген этого убийцы, взяв за прототип трех самых страшных и жестоких убийц в истории Тарвана, они были осуждены и казнены, но слава об их злодеяниях еще долго будоражила умы тарванцев. Бандиты использовали убийцу против нас самих. А мы были настолько беспечны, что не сумели себя защитить! Сантина рассталась с жизнью, я получил серьезные ранения.
     – Сюрприз! – Хо растянула губы в улыбке так, что стали видны ее белоснежные зубы.
     Она положила, передо мной, на стол чемоданчик. Это был тот самый чемоданчик-флешка, который я отобрал у безымянного хакера.
     – Это тот самый чемодан? – спросил я. – Так просто?
     – Просто, да не просто! Я подменила его 3D копией. Копия конечно же, оказалась неисправна, кто бы сомневался, спецы утратили интерес к этому ящичку, его закинули в архив, а потом и на склад. Настоящий чемодан постоянно лежал в моем офисе. На самом видном месте. – Я хмыкнул. – У нас очень большие проблемы, Муть! – внезапно Хо изменила тон. – Ринин – столица нашей звездной системы – молчит уже больше шести месяцев. Ни одной передачи, ни звука, ни на одной частоте. Мы послали около двадцати разведчиков. Ни один корабль не вернулся. Потом, в самом сердце Тарвана, мы встречаем карита. Угадай, о чем я сейчас думаю? О чем переживают и грызут ногти самые лучшие умы Федеральной Службы?
     – Мне это не нравится! – ответил я, качая головой. – Мне это очень не нравится! И ты говоришь мне это только сейчас?
     – Это секретно, Муть!
     – Неужели, минуту назад, это стало менее секретно?
     – Нет, не стало! Просто, мы отчаялись. Картинка складывается весьма печальная: каким-то непостижимым образом, некоторые люди из правительства узнали об этом. Я думаю, не всех мы прищучили. Я не представляю, что кариты им пообещали, но, некоторые готовы продать всех и вся, в надежде, что, захватив систему, кариты не только оставят им жизни, но и позволят жить спокойно и счастливо, в то время, как кариты будут убивать обычных существ! – Хо почти кричала. – Это просто безумие! Кариты нас сожрут! Всех! Вот только построят инкубатор…
     Официанты, с ужасом уставились на нас, я жестом успокоил их, положив руку на плечо Хо, развернул ее к себе:
     – Мы им не позволим этого сделать, Хо! Мы им не позволим!
     Она кивнула на чемоданчик:
     – Чтобы вечером Живой Интеллект был в сети! – она уже была готова уйти, но помедлила. – И я тебя умоляю, Муть, прекращай шляться по борделям! Мои ребята располагают целой коллекцией шедевральных фотографий, которые, при желании, можно продать за баснословные деньги. Ты ведь, суперзвезда, Муть, чтоб тебя! Может, тебе попробовать себя в порнобизнесе?
     В офисе было темно. Я включил свет и прошел в приемную.
     Когда входил, я задел какой-то пакет, который с шумом упал на пол. В гостиной вспыхнул свет. Мия стояла в проходе, в пижаме и тапочках. Она сразу же увидела чемоданчик.
     – Привет, Муть! – она кивком головы указала на него. – Ты не против, что я здесь ночую?
     Я пожал плечами, вручил ей чемодан.
     – Сделай это прямо сейчас! – приказал я.
     – Федералы нас съедят… живьем! Но, мне плевать! – она повернулась и ушла в дальнюю комнату. – Все будет чики-пики… через тридцать минут! – донеслось оттуда.
     
     Я повернул голову. В кабинете горел свет.
     – У нас гости? – вопрос повис в воздухе.
     Дверь была приоткрыта, сквозняк принес запах до боли знакомого парфюма. Я остолбенел.
     – Мия, ты что включила «копировальный аппарат»? – в пустоту спросил я и получил хук в челюсть.
     Я согнулся и закрыл лицо руками. Следующий удар пришелся в грудь, потом снова в голову. В ушах зазвенело, во рту появился солоноватый привкус крови. Перед глазами плясали красные чертики. Я встал в стойку и… оказался на полу. Подсечкой мне выбили пол из-под ног. Сильная рука схватила меня за шиворот:
     – Ты где был, скотина?
     Я нечленораздельно замычал. Со мной еще никто никогда не обращался подобным образом.
     – Что-то всегда случается в первый раз! – сказала она.
     Передо мной стояла моя покойная супруга. Харанитянка, метра два в высоту, покрытая всевозможными татуировками и линиями. Они были даже на лице. Под футболкой бугрились огромные мышцы. От нее веяло скрытой силой.
     – А ты в хорошей форме! – съязвил я. – Тренировалась на том свете?
     – В борделях! – она прижала меня к себе, впилась губами в мои губы.
     Это был прекрасный, длинный поцелуй. Потом я проснулся. Тихо потрескивал камин. Было тихо. И спокойно. Нет! Было что-то не так! Что-то странное, не понятное… И тут я вспомнил, что камин, уж третий месяц, был сломан. Черт! Это уже смахивало на наваждение!
     Она стояла спиной ко мне, что-то перелистывая в моем терминале. Я ее сразу узнал. Сегодня у меня рандеву со всеми мертвецами, которых я любил когда-то, кто мне был очень и очень дорог!
     – Кариты наступают, – тихо сказала она не поворачиваясь. – У меня мало времени. Эта штука сработала неправильно, я зависла здесь, в безвременье. Кто ж знал, что она так сработает!.. Тебе нужно срочно отправиться на луну, второй спутник Тарвана – Селену. Активировать стражей.
     – Каких стражей? – недоумевая спросил я.
     – Дремлющих Стражей Каротос, охраняющих пояс астероидов. У меня где-то был ключ, но я не помню где…
     Я встал с кресла. Она повернулась. Все тот же орлиный нос, все те же тонкие губы и пытливый взгляд.
     – Сначала мне снится Сантина, она врывается ко мне, избивает… потом ты! Ты приходишь ко мне во сне, говоришь загадками, потом ты испаришься…
     Она криво улыбнулась:
     – Считай, что это ее месть, с того света.
     – Тогда, на каком свете находишься ты?
     – Это сложный вопрос, Муть! Давай будем решать вопросы, по мере поступления! Отправляйся на Селену!
     – Кто мне даст звездолет? У тебя есть звездолет в загашнике?
     – Тебе не нужен звездолет! – воскликнула она. – Будет достаточно простого лайнера. Его можно угнать! Прости, но все, что у меня было, погибло. – Риния взглянула мне в лицо. – Ты понял, что тебе нужно сделать? – спросила она тихо и прибавила уже громко. – Кстати, я недовольна!
     – Что? – Я опешил. – Почему?
     – Ты активировал древнюю машину, рисующую сущности. Но ты не активировал закрепитель! Сколько душ ты загубил, в своем стремлении победить любой ценой? Ты отстранен, в связи с моральной несовместимостью, с занимаемой должностью... на пару недель.
     – Что? – переспросил я.
     – Я не могу позволить террористу со статусом комиссара захватить лайнер. Адью!
     Я проснулся в холодном поту. На кухне хозяйничала Мия.
     – Ты кричал во сне! – сказала она, поставив кофе на журнальный столик. – А еще у тебя разбит нос, вспухла бровь и губа. Я принесу холод.
     Я подскочил и прильнул к зеркалу. Мое лицо было разбитым и опухшим. Я покосился на камин.
     – Ты его починил? – спросила Мия, брызгая мне на лицо чем-то белым и пенным. – Нагнись, я не достаю!
     В камине лежали обгорелые угли. Некоторые были еще теплые. Я ей сразу же все рассказал. У меня не было секретов от Мии. Я воспринимал ее, как свою младшую сестру. Я жаловался ей, когда мне было очень плохо. Она была моим душепопечителем, ангелом хранителем и телохранителем одновременно. В ту самую ночь, когда погибла Сантина, Мия спасла мне жизнь. Ее сверхъестественные способности уже третий раз избавляли меня от смерти. Киллер ранил меня, но не успел убить. Мия закрыла меня призрачным щитом и помогла спастись.
     – Я тебе вот что скажу, братец-человек! Сначала к тебе во сне приходит один мертвец, избивает тебя, твое лицо опухает, потом к тебе приходит другой мертвец… Ты не находишь в этом нечто неправильное?
     – Я вчера пришел трезвый? – перебил я ее. – Мое лицо было опухшим?
Мия задумалась.
     – Нет. Ты был нормальный, – она повернулась к терминалу и стала что-то листать. – Вот они! – она показал на экран. – Дремлющие Стражи Каротос. Ты когда-нибудь слышал о них?
     – Нет! – Мия недоверчиво посмотрела на меня. Я нахмурился. – Никогда!
     – Нам нужно попасть на Селену. У тебя есть какие-то идеи?
     В аэропорту случился казус. Терминал не пропускал меня. Мия стояла рядом:
     – Это – комиссар! – сказала она охраннику.
     – Да я знаю! Вы же тут типа звезды или супермены. Проблема в том, что система пишет, что у него нет статуса комиссара. Только статус сотрудника Корпуса, как у вас, например. Боюсь я не смогу вас пропустить… – он замялся, – официально. Я слышал, что вы сделали для нас…
     К нам спешил полицейский. За нами уже столпилось много народа, и он отвел нас в сторону.
     – Значит, так! – сказал он. – Новость первая и печальная: вы отстранены… – У меня упала челюсть. Мия стала хватать воздух ртом. – Новость вторая, – продолжил он, – вы арестованы по приказу… – он слепо прищурился в свой наручный терминал, – комиссара Руси.
     – Это ошибка! – воскликнула Мия. – Руся, уже как полгода мертва!
     – Датировано сегодняшним числом, мэм! – воскликнул он. – Давайте сделаем так: я вас не видел, но предупредил. Любой полицейский, любая фурия вас арестует, сразу же как увидит... Вы прищучили этих мерзавцев, которые уничтожили половину города... Что я могу сделать для вас? – его глаза округлись. – О, я знаю!
     Перед нами стоял скоростной полицейский шаттл.
     – Он оснащен плазменными пушками и резаками, – с гордостью сказал полицейский. – Но я не могу его вам дать, у вас нет допуска комиссариата. Вам придется забрать его у меня силой… Ступайте! Быстрее!
Шаттл стал медленно разогреваться.
     – Он готовится к старту, Муть! – заметила Мия. – Другого шанса не будет! У нас три минуты!
     Когда шаттл взлетел, взвыла сирена. К стартовой площадке бежали полицейские фурии, но было уже слишком поздно, громадный корабль взмыл в небо.
     – У нас одна проблема – я не умею этим управлять! – тихо сказала Мия. – Меня отстранили, так же, как и тебя, теперь у меня нет никакого допуска. Однако, есть и хорошая новость: кто-то управляет этой штукой. Уж не тот ли это самый джинн, которого ты выпустил из электронного кувшина? Мы – единственные живые существа на этом корабле, а он работает так, словно здесь присутствует обслуживающий персонал.
     Я посмотрел в иллюминатор.
     – Вот наша проблема! – я показал в черную пустоту космоса. Она светилась множеством голубых иголок – они направлялись в сторону планеты и были уже очень и очень близко. – Мы не успеваем! Надо заставить эту штуку двигаться быстрее!
     Передо мной возник мерцающий экран. Я взглянул в него и обомлел. На меня смотрела своими голубыми, обворожительными глазами, Сантина.
     – Дай мне имя! – сказала она.
     Я сразу понял, что это Живой Интеллект.
     – Санти! – сказал я. – Пусть будет Санти!
     – Очень приятно! – ответил Живой Интеллект. – Я слежу за вами с того самого момента, когда вы дали мне жизнь, подключив к сети. Вы очень смелые и… безрассудные.
     Меня озарило:
     – Так это ты отстранила меня?
     Мия удивленно уставилась в экран.
     – Какой догадливый! – игриво ответила Санти. – Так было нужно, чтобы привести вас сюда. Статус комиссара восстановлен!
     Я облегченно хмыкнул.
     – Санти, ты официально принята на работу! Ты можешь заставить эту посудину двигаться быстрее?
     – Конечно, комиссар! Расчетное время прибытия – полчаса.
     Тарван, за иллюминатором, превратился в огромный серо-зеленый шар. Свет звезды преломился в фотофильтре и мы увидели, как на Тарван падают многочисленные кометы.
     – Мы опоздали! – сказал я. – Они будут там раньше!
     Слишком поздно, много живых существ погибнет сегодня! Мы движемся слишком медленно! А я еще не знаю, где мне искать этих самых стражей. Я даже не был уверен в том, что они существуют!
     – Санти! – позвал я. – Рассчитай время, прошедшее со смерти комиссара Руси!
     – Полгода, комиссар, без четверти часа – полгода! – ответила Санти.
     – У нас мало времени! – сказал я. – У нас мало времени!
     – Входящий вызов! – прокомментировала Санти.
     Передо мной возник экран. Я уже знал, кого я там увижу, чутье подсказывало. На экране появилось размытое лицо Руси. За ней было окно, в котором была видна часть улицы и соседних домов. За домами высился огромный уродливый, остроконечный корабль каритов. Соседний дом пошел трещинами и рухнул. Мия воскликнула.
     – Муть! Ты достиг Селены? – прокричала Руся. – У меня нет времени, я должна активировать стражей прямо сейчас! – эфир пронзил низкий воющий звук, что-то ухнуло и разбилось трещинами помех.
     – Я на орбите Селены!
     – Хорошо! – закричала она, перекрикивая низкий вой сирены. За ее спиной обрушился еще один дом. – Включи общий эфир!
     Руся читала какую-то мантру, состоящую из цифр, букв и непонятных вздохов. Ничего не происходило. Потом за спиной Руси что-то вспыхнуло, звук зашкалил, экран погас и все стихло.
     – В нашу сторону направилась одна из комет. – сообщила Санти. Мия вжалась в кресло. – Она разгоняется. Штурма не будет, корабль каритов идет на таран, – беспристрастно отметила Санти, – до столкновения десять минут!
     Мия изумленно смотрела в иллюминатор.
     – Знаешь, Муть, даже если никаких стражей не существует, я рада, что я здесь! Ты посмотри, как красиво! Я провела большую часть жизни в рабстве, никогда не была в космосе и не могла себе даже представить такую красоту! – она восторженно развела руками. – Наш мир полон боли и смерти, но он так прекрасен!
     Мия стояла спиной к иллюминатору и смеялась. За ее спиной была видна часть космоса, пылающий кусок планеты Тарван. Огромные очаги пожаров, размером с целые голода выглядели как маленькие загогулины. Большую часть иллюминатора занимал огромный, огненный шар кометы.
     – Знаешь, Муть! Вот это счастье! Его не затмит ничего! Я благодарна тебе, что ты вытащил меня из того поганого состояния, в котором я находилась всю свою жизнь! – она показала большим пальцем в иллюминатор. – Знаешь, это – не проблема! Это совсем не проблема! Проблема – это наша серая скучная жизнь, лишенная красок, лишенная смысла, будничность, никому не нужная, жалкая и никчемная! Каждый день ты просыпаешься и, как зомби, идешь на работу, зарабатываешь деньги. Потом, как тот же самый зомби, ты идешь в паб, тратить деньги, которые ты заработал. Ты нажираешься вусмерть, думая, что это облегчит твою душу, уйдет боль, появится покой и душевное равновесие, но этого не происходит! Тогда, ты цепляешься к таким же пьяным женщинам, уламывая их на секс. Если это не получается, ты снимаешь проститутку и тратишь на нее последние деньги. С утра ты просыпаешься и понимаешь, что это было все напрасно: денег нет, облегчения нет, семьи нет, ничего нет, а боль осталась! Ты одеваешься и снова идешь на работу, зарабатывать деньги, чтобы вечером снова пойти в паб, чтобы опять забыться, хотя бы, на мгновение! И так по кругу, каждый день, каждую неделю – цикл повторяется. Ты думаешь, что новый день будет лучше, чем предыдущий, но этого не происходит, пока наконец ты не задумываешься, а почему бы мне не вскрыть себе вены? Может быть, в смерти будет то самое забвение и успокоение от боли? Вот это – настоящая проблема! А умереть в космосе, сражаясь со злом, посреди такой красоты – это счастье!
     Ее глаза и ноздри были расширены. Я уже было подумал, что у нее жар. Она спохватилась:
     – Да, я совсем забыла, что обещала это сделать! – она достала из кармана маленький, блестящий металлический предмет, размером со спичечный коробок.
     Я уже видел этот предмет раньше, я не помнил где и когда. Но, я знал, что это такое! Мия поднесла предмет к глазам и быстро нажала на него. Что-то щелкнуло и наступила полная тишина. Я посмотрел в иллюминатор, за ним виднелся сего-голубой диск Тарвана. Кое-где просвечивались жилки мегаполисов. Космос был пуст и чист. Шаттл повернулся и в иллюминатор попала звездная мгла. На ней четко прослеживались сине-голубые иголки комет. Они были еще далеко. На сколько часов мы вернулись в прошлое?
     – Мия, откуда у тебя таймтвикер? – я взглянул в ее непроницаемое детское лицо.
     Она не успела ответить. Ожил экран. Он транслировал приближающиеся корабли, они выглядели как целый рой. Рой входил в пояс астероидов. Я взглянул на экран и осторожно спросил:
     – Мия, ты видишь тоже самое, что и я?
     Она кивнула. Пояс астероидов пошел мелкой рябью, искривился, принимая различные формы и очертания. В одно мгновение, мне привиделась огромная зубастая пасть, которая открыла свой огромный, бездонный рот и, в одно мгновение, проглотила весь рой. Потом все вернулась на круги своя, космические камни заняли свое место. И только зияющая пустота свидетельствовала о том, что на ее месте совсем недавно был огненный рой.
     У меня не было объяснения всему, что я видел. Мия так и не призналась, где она взяла таймтвикер. Не было объяснения и моим ночным кошмарам. Мы вернулись на планету через сутки. Таймтвикер отправил нас в прошлое на два дня. Пока я добрался до офиса, как раз прошло двое суток. Временная петля выпрямилась. Я плюхнулся в кресло, заглянул в камин. Никаких угольков там не наблюдалось уже более трех месяцев. Я покачал головой. Ночь спускалась на мирный город, я сидел в гостиной и смотрел на закат. Узкий серп уходящего светила в последний раз сверкнул за горизонтом и город погрузился во тьму. Я сидел в том же самом кресле, что и в прошлый раз. В помещении стало темно. Я специально не зажигал свет. Полгода! Эта фраза крутилась у меня в голове. Два дня назад прошло ровно полгода, как погибла Руся. Я усмехнулся. Передо мной, на столике лежал таймтвикер.
     Я задремал. В соседнем кресле что-то тихо зашевелилось. Я открыл глаза.
     – Ты так и будешь сидеть в темноте? – спросила она.
     Я протянул руку и включил ночник. Свет выхватил из темноты половину лица комиссара Руси.
     – Все зависит только от того, останешься ли ты со мной или так и будешь приходить ко мне в кошмарах!
     – Ты ведь все знаешь! – прищурилась она.
     – Не совсем… – сказал я, медленно вставая.
     Она тоже встала и наши глаза оказались друг напротив друга.
     – Мне очень жаль, насчет Сантины, я только недавно узнала… – начала было она, но я не дал ей закончить, обнял ее, привлек к себе и поцеловал.
     Ее клыки впились в мои губы, в глубоком ринийском поцелуе, я взвыл. Руся заплакала и отстранилась. То ли от счастья, то ли от сожаления.
     – Эта штуковина сработала не правильно. Глюк или что-то подобное. Она отправила меня в будущее, на шесть месяцев вперед, вместо того, чтобы отправить меня назад, в прошлое. Я зависла во временном вакууме, наблюдая за происходящим, не в силах ничего предпринять, не в силах повлиять на события, предупредить, помочь и защитить… Я тщетно пыталась достучаться до тебя, но ты был словно в коконе, ничего не слышал, оставался полностью недоступным. А потом, вдруг раз, и у меня получилось! – она опять заплакала.
     – Комиссары не плачут! – сказал я и снова привлек ее к себе.
     Мы снова поцеловались.
     – Ах, как это мило! – сзади послышался едкий детский голосок. Мы обернулись. На пороге гостиной стояла Мия, в пижаме и тапочках. – Обычно, после целовашек, следуют обнимашки, тисканья и прочие сюси-пуси, после которых случаются маленькие красивые беби!
     Руся ошалело посмотрела на меня круглыми глазами:
     – Это еще кто? – нарочито сердито спросила она.
     – Я ваша ваша старшая дочка! – мило улыбалась, ответила Мия. – У меня еще никогда не было семьи!
recfr9
Стаж: 7 лет 3 мес.
Сообщений: 2116
Ratio: 147,304
100%
russia.gif
Четыре, пять ночей назад я лёг с желанием уснуть, как это делалось всегда, но необычные коснулись мысли меня на тот раздумья момент, стал думать я о чём-то дорогом. Нельзя понять, о чём я думал в тот момент, но мысли вдруг коснулись странных дат на тот момент совсем не говорящих ни о чём. И я решил не думать как всегда. Особенно когда я вспомнил о былом, когда читал я книжки разные, при том я наслаждался избавлением от смут, готовых поглотить мой утлый ум… Я встрепенулся.. Много лет назад уже мной пройден был тот Рубикон, которым я гордился и не мог уже вновь похвалиться никогда. Но в этот раз я понял, что идут ко мне совсем необыкновенные раздумья, я должен подхватить веянья смутные своих взволнованных стихов и песен опоясавших мой стан, который приподнялся для того, чтоб записать весь этот утренний обман.
_____________________
Середины не будет. Конец будед. Следите.
recfr9
Стаж: 7 лет 3 мес.
Сообщений: 2116
Ratio: 147,304
100%
russia.gif
Да, имел глупость не записать расчёты. Теперь я пробую, но результаты не утешают, да что там - не радуют - как это бы должно было бы быть на самом деле в самом прямом, да и в самом изгибистом случае, потому как это является ключевой апострофой.

Зарекался, что серёдки не будет. Я узнал секрет: Два раза надо повторить. Но поздно, это середина.
recfr9
Стаж: 7 лет 3 мес.
Сообщений: 2116
Ratio: 147,304
100%
russia.gif
Сейчас напишу. Мысль такова и сводиться она к изречению, которое сказал Кришнамурти (беда лишь в том, что я могу ошибиться, что это произнёс ЭТО не он, а какой-то другой индианский "вождь" типа Радхакришнана, или другого ФИЛОСОВСВУЮЩЕГО БРАХМАНА ратующего за освобождение наших душ от наших же непростых, в плане качества убранства, телес ещё при жизни - трактовка произвольная и не явная). Дело в том, что я их всех почитывал в своё время и засела в голове фраза (но это точно не ОШО), что: наша жизнь, это - пять минут. Я искал поисковыми запросами, но ничего не нашёл и остановился на Кришнамурти, пусть будет он. Он, на деле, послал всё "на" и взрослея понял, что это ЭТО ВСЁ такая фигня и просто СТАЛ ЧИТАТЬ детективы, И ТАК ОНО И БЫЛО.
Но лёжа ночью, я принялся в уме считать (я по математике имел тройку), как оно выглядит это пятиминутное жизнеустройство, если попробовать ужать чисто схематически жизнь в эти минуты. У меня получилось несколько вариантов, а один был - один в один, но я не встал и не записал, а потом уже, спустя дни, я, как всегда понял, что прабабушка моя была права на все сто, говоря, что самый плохой карандаш - лучше самой хорошей памяти. Корче, я забыл тот главный расчёт, но приблизительные - помню, потому их вскоре напишу. Это не открытие какое-то, просто в моём стиле небольшое рассуждение смахивающее на фантазию.
recfr9
Стаж: 7 лет 3 мес.
Сообщений: 2116
Ratio: 147,304
100%
russia.gif
В ЛитераТУРной я гостиной расположился на пружинистом диване. Журнальный столик тоже не субтильный. И продувание, самое главное в эту жару - есть продувание!
Facesmiler ®
DJ Настроения
Модератор Талантов
 
Стаж: 7 лет 8 мес.
Сообщений: 11013
Ratio: 90,449
Поблагодарили: 1313
100%
Откуда: Зазеркалье
Несколько сновидений, перед пробуждением
Набросок

Тихо шуршали краски воображения, в предрассветную пору. Из множества разных вещей внезапно стал прорисовываться сюжет. Аляпистые цветные пятна обрели осмысленность. Вот, я гоню по дороге, под двести, теплый летний ветер касается кожи, задувая в опущенные стекла автомобиля. Сила корлиоса, неумолимо сносит меня с полосы на обочину. А за обочиной - поктая скала. Но, я держу полосу, задним числом понимая, что меня сейчас вынесет на обочину и наступит он, великий и страшный, животное, семейства песцовых...
Вот кто придумал эти сны? Ну конечно же, песец пришел и укусил меня за это самое место! До утра было еще пара-тройка часов. Тихо выругавшись, я перевернулся на другой бок и снова провалился в объятия Морфея...
На этот раз, дорога была ровной, как в компьютерных играх, зеленой, с разделительной полосой. За обочиной, по обе стороны уходила в даль ровная гладь. Рай для гонщиков! Какой же гонщик не любит быстрой езды? Газую, разгоняюсь, внутри радостное чувство, предвкушения адреналина, подъем настроения и... Ешкин кот! Впереди допогу прорезает глубокий ров, рана в земле. Я понимаю, что мне - кирдык. Остановиться даже в голову не пришло, да и поздно уже...
Ах, как иногда хочется привнести в чон немного волшебства! Стреляю из пальца - враг умирает! Выпригиваю в окно - и лечу, лечу!.. Силой воображения рисую хрустальный мост... Ну, сон же - мой! Кровать моя - куда хочу, туда и швыряю свои ботинки! Ну и тут также! Сон мой - делаю, что хочу! Итак, малюю мост, силой воображения. Что, не имею права? Имею, еще как имею! Воображение не подкачало, а вот, силы, было видимо слегка маловато. Короче, мост не выдержал и я проснулся...
У вас когда-нибудь было такое ощущение: "Слава Богу, это был сон!?." - так и у меня. Опередив, на пару минут будильник, я поперся греть чайник. Горячую воду отключили на профилактику. Настроение никакое. Начинался жаркий майский день...
recfr9
Стаж: 7 лет 3 мес.
Сообщений: 2116
Ratio: 147,304
100%
russia.gif
Facesmiler

Было одно время точное понятие о том, что я могу моделировать сны. Было это давно, лет 20-ть назад, тогда я не понимал ничего в сновидениях, как и сейчас, но теперь их можно, пожалуй, делить на разные значения, которые очень сильно разнятся и имеют неодинаковое происхождение. Т.е., достаточно вспомнить о сне который ты смоделировал сам (а это - бесспорная очевидность, ибо отчёт об этом существует в голове спящего меня по пробуждении) и сравнить с тем, что тебе навязано - иного слова не подберу, неким бессознательным мотивом, где твой контроль упущен окончательно. Там есть ещё некоторые детали и побочные явления, но это долго и нудно описывать, проще разделить пока сны на смонтированные нами и сны - нами не смонтированные. Так полагаю.
=)
Facesmiler ®
DJ Настроения
Модератор Талантов
 
Стаж: 7 лет 8 мес.
Сообщений: 11013
Ratio: 90,449
Поблагодарили: 1313
100%
Откуда: Зазеркалье
recfr9
Это были два настоящих сновидения, которые действительно я увидел во сне. По побуждении я четко знал, что они означают. Были и другие. Как например, квартира на последнем этаже небоскреба, прямо в облаках. После одного такого сна, я написал фантастический рассказ "Исправить неисправимое".
:)
recfr9
Стаж: 7 лет 3 мес.
Сообщений: 2116
Ratio: 147,304
100%
russia.gif
Всё так4 оно и есть на самом деле)

Добавлено спустя 2 часа 54 минуты 31 секунду:

Поругался со своей подругой с которой живу уже 5-й год: она не пьёт и мне не даёт (как в той моей загадке про пробку), ноя и не стараюсь принаседать в этом направлении, так, от внутренней тоски, что бы иногда расслабиться, хотя это - иллюзия, конечно, потому что существует человеческая норма жития без всевозможных возлияний, это - бесспорный факт (мы забыли, что нас, тверёзых, жизнь-мама родила и это самый, что ни наесть -мощнейший кайф). Так вот.. Блин, забыл о чём хотелось написать, пока "припудривался". Как-то неудобно сделалось.. Не то что бы память проседает, просто я частенько "растекаюсь по древу" и ухожу в сторону. То бишь, из главного умудряюсь сотворить несколько ответвлений и с трудом, но всё же вспомнить, по прошествии часа, начало, толчок, старт этого толчка с которого я сорвался на говорёж. Я благодарен Вам, Facesmiler, за возвращение к диалогам годовой давности. Я всё перечитал и было приятно вспомнить некоторые моменты своих писательских порывов, да и пробежаться по строкам моих сподвижников по письму.
Всё. Что я хотел сказать - завуалировалось наглухо. Осталось только добавить, что я испорчен и никуда не гожусь. Могу сотворить нечто в плане словотворчествта, да и то -в часы досуга, в которых не до сук.
=)
Facesmiler ®
DJ Настроения
Модератор Талантов
 
Стаж: 7 лет 8 мес.
Сообщений: 11013
Ratio: 90,449
Поблагодарили: 1313
100%
Откуда: Зазеркалье
Всем привет! Обнаружил у себя, на рабочем столе, этот набросок. Помню, предполагался весьма забавный, сатирический рассказ. Но, видимо время было упущено, интерес ушел, что хотел написать – уже и не помню. Пока оставлю это здесь, как есть.


Глава 1. Образок

Беня шел по маленькой узкой улочке, впереди виднелся храм.
«И, чтой это, меня сюда опять понесло? – невесело думал он. – Зайти, что ли?»
Нет, в Бога Беня не верил. Вернее, верил, но не почитал. Есть на небе Бог. Все об этом знают, даже те, кто это отрицает. И все. От этого, Бене не было ни хорошо, ни плохо. Неделя выдалась неудачная. Поставщик, армянин по имени Арсен, кинул на двадцать тысяч, переметнулся к конкуренту. Хотя, божился небом и землей: «Только тебе товар возить буду! Ты, только скидку дай!» А, на горизонте сгущались тучи. Снова появился рэкетир по имени Кучма. Дело в том, что Беня был должен довольно приличную сумму местному авторитету, по кличке Седой. Как говорится, деньги как вода – утекли не знай куда! Да, в Италию съездил, девочку возле гостиницы подцепил, на Bentley прокатил, туфли Bally купил, из крокодильей кожи, сумочку Luis Vitton из слоновьей, да еще пару вещичек по мелочи ручку Parker, золотой браслет и алмазное ожерелье. Правда, Беня сомневался, что оно было алмазное, но фифочка была очень довольна, сделав, в последствии, довольным Беню.
Бизнес не клеился. Конкуренты снижали цены, продавали товар в три раза быстрее, прокалывали колеса его porshe… В общем – одна сплошная невезуха!
Возле ворот стоял странный парень в шапке-ушанке. Вроде бы еще мороза нет. Парень поднял на него свой странный взгляд и заикаяказал:
– Мил человек, не откажи болезному! Образочек купи! На счастье и здоровье!
– А на деньги есть? – спросил Беня.
– Конечно, есть! – ответил паренек, роясь в кармане штанов. – Вот он!
Перед Бениным лицом появился маленький квадратик, на котором был изображен очень странный святой, в странной еврейской шляпе, которую опоясывал нимб.
– Хто это тут такое? – удивленно воскликнул Беня. – Не похож ни на одного святого!
– Ты тут много понимаешь в святых! Это – Христос! – гордо воскликнул парень.
– Да ладно! – парировал Беня. – Да хто угодно, но только не Христос!
– Как хочешь! – сквозь зубы процедил парень. – Другого Христа у меня нет!
– Ладно, давай! Сколько?
– Пятьсот!
– Ух ты, божечки! – схватился за сердце Беня. – Шо так дорого? Христа, за пятьсот рублей! Я шо, Юда проклятый, что ли? Ладно… – Беня перекрестился и вошел в храм.
Вслед за Беней, по дорожке, шел другой интересный человек. Он очень рад был бы увидеть Беню, здесь и сейчас, и неизвестно, чем бы эта встреча закончилась для Бени, однако он его не видел. Его звали Кучма. Да, это был тот самый рэкетир. Высокий, плечистый, небритый. На носу висели черные очки, как у кота Базилио. Одним словом – бандюган! Кто его прозвал Кучмой и за что – уже никто не помнил.
Странный парень в шапке ушанке не походил ни на первых, ни на вторых. Поэтому, Кучма решил его не задирать. Пущай живет!
– Купи образок, мил человек! – обратился к нему парень, слегка заикаясь.
Кучма не глядя вырвал образок из рук парня. На маленьком квадратике был изображен очень странный мужик, в очень странной шляпе. Вокруг шляпы сиял нимб и было написано: «спаси и сохрани».
«Подделка какая-то!» – подумал Кучма и поглубже засунул образ себе в карман вареных джинсов.
– Э!.. А деньги? Деньги, уважаемый! – начал было заикаться парень, но Кучма показал ему большой кулак.
Парень ойкнул и заткнулся. Кучма перекрестился и вошел в храм.
– Тьфу на тебя! – сказал парень, снял шапку ушанку, откуда-то достал шлем и направился к мотоциклу, который был припаркован в кустах. – Все, Йосифович, на сегодня хватит! Сил моих больше нет на них, окаянных! Я уехал!
– Давай, Гаврило! – махнул шляпой очень странный человек. Он выглядел точь-в точь, как Христос на иконе, только нима не было. – Будь на связи!
Если бы Беня или Кучма его видели… Но, никто на него не обращал никакого внимания.
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Торрент-трекер NNM-Club -> Прочее -> Беседка Талантов Часовой пояс: GMT + 3
Страницы:   Пред.  1, 2, 3 ... , 13, 14, 15  След.
Страница 14 из 15