Классический форум-трекер
canvas not supported
Нас вместе: 4 079 121

Произведения пользователя zak85


Страницы:   Пред.  1, 2, 3, 4 
 
RSS
Начать новую тему   Ответить на тему    Торрент-трекер NNM-Club -> Словесники -> Проза
Автор Сообщение
fakell
Автор КТ
 
Стаж: 7 лет 2 мес.
Сообщений: 823
Ratio: 25,904
Поблагодарили: 130
100%
Откуда: Очарованность..
russia.gif
Мне понравилось!прочитала с удовольствием,и- здорово,что такая светлая концовка,
понимаю так, что все-же не тушеваться и не уступать всяким там Троллям, посягающим
на выстроенный и выстраданный тобой твой мир, хочешь быть Магом - ты есть Маг,только-
без слабинки и растерянности,тогда все будет так, как мы это и видим..!

:клево:

_________________
"Вышивают Ангелы молитвою,
тишины невидимое кружево,
Напевают имена забытые
старые, поблекшие, ненужные."
.Произведения пользователя DaNVLaMir
Загрузка...
zak85 ®
Стаж: 9 лет 3 мес.
Сообщений: 33
Ratio: 1,862
16.22%
Откуда: Мытищи
russia.gif
Спасибо!

_________________
Мы по вязли во грехе! Скажите пастырь, грех, он пахнет?
zak85 ®
Стаж: 9 лет 3 мес.
Сообщений: 33
Ratio: 1,862
16.22%
Откуда: Мытищи
russia.gif
По дороге на Москву .......

продолжение...

-Духи чего? – Не понял Максим. – Нет, все это зашло слишком далеко. Вон! Пошли все вон из моего дома!
-Что ты Максим. – Пыталась угомонить его мать, но он пресек ее одним движением руки. Такой решительности она не видела в нем никогда.
Лысый вышел из мрака. Он выглядел устрашающе, в его руках были зажаты кинжалы, а во взгляде таилась тревога.
-Я могу предложить тебе свою помощь. – Произнес он.
-Мне ничего от вас не нужно. Уходите. – Ответил Максим.
Лысый кивнул в ответ и вышел из дома, за ним последовал второй лысый неся сумки, и женщина. Когда все ушли Максим молча взглянул на мать, и ушел в свою комнату, закрыв за собой дверь. Через пару минут мать подошла к двери и постучала в нее, не заходя, так как парню уже 26 лет.
-Что ты завтра будешь делать сынок?
-Завтра мам, я найду себе работу.

6.

Весь день, и всю ночь Максим проспал как убитый. Сны к нему не приходили, а быть может он их забыл, когда встал.
На кухонном столе его ждал горячий чай в кружке, и бутерброды. Умывшись Максим вернулся в дом быстрее обычного, дрожа от холода. Мама мывшая посуду в тазике забеспокоилась о нем.
-Сегодня сынок по радио передали, что ночью заморозки прошли.
-Да это и так видно мам. Вон вся трава инеем покрыта. - Ответил он грея руки о кружку с чаем.
-Может ты, тогда сегодня не пойдешь работу искать? - Как бы осторожно спросила мать.
А Максиму показалось, что она издевается. Мол смотри я сейчас посуду домою и пойду мыть еще целый день посуду, почти за всем городом. Народ у нас прожорливый. В обед того смотри человек двести придёт, с каждого по три тарелки, большая под первое, средняя под второе, и маленькая для салата. Все это помой, и кожа на руках побелеет, да опухнет. А когда высохнут руки, то будут сильно болеть от потрескавшийся кожи.
За все время работы в столовой, руки матери перестали напоминать, что они принадлежат женщине. Эта мысль убила гнев в Максиме. Так нельзя. Нужно что-то делать.
Поев он молча ушел в комнату. Оделся потеплее, хотя одежда была вся та же. Джинсы, свитер поверх майки, носки, и ботинки, у одного из которых почти отклеилась подошва. Решил Максим еще одеть старую куртку его отца. Она выглядела довольно убого, но это лучше чем мерзнуть.

Когда он выходил из дома, мать что-то спросила в след. Он не ответил. Нужно найти работу, и только тогда говорить о хорошем. Куда пойти в первую очередь? Наверное в центр занятости населения. Там много объявлений есть. Правда Максим не знал где он находится, а глядя на пустующие улицы, понимал, что спросить об этом не у кого. Тут он вспомнил, что по дороге в парк, есть бульвар имени какого то мужика знаменитого. На том бульваре полно магазинов и палаток, может где грузчик требуется.
Сунув замерзающие руки в корманы куртки, Максим зашагал по улице в намаченое место, мечтая с первой же зарплаты купить себе шапку. Идя, и думая о будующих деньгах, стоновилось даже немного тепло на душе. Мама не должна работать, она всю жизнь вкалывала для сына. А что делал он все это время? Максим застыл на месте. Что он делал всю жизнь? Учился? Работал? Гулял?
-Я не помню. - С удивлением ответил он самому себе.
Неожидано раздался громкий гудок клаксона.
-Ты чего встал, идиот?
Максим посмотрел на кричавшего, то был приклоного возраста мужик, сидевший за баранкой ЗИЛа. Тут он осознал, что стоит на дороге, и мешает проехать машине.
-Ты болен, парень? Уйди с проезжей части. Вот так. Спасибо блин.
Мужчина еще что-то тарахтел, но его голос заглушил рев двигателя.
Максим стоял на обочине, и чуть ли не со слезами пытался вспомнить, хоть что-то значимое в его жизни. Все как обычно. Он просыпается. Мама готовит чай и бутерброды, потом прогулка в парке. На следующий день тоже самое, и все последующие дни одинаковые. Почему так больно кольнуло в груди, когда смотрел на горящее лицо отца? Максим его не помнил, как и деда. Все эти истории жизни, все их фразы, расказывала ему мать. Тогда почему не придовал этому значения?
Голова раскалывалась от вапросов. В нутри наростала злость, комом застревая в горле. Максим с трудом сдерживал себя, что бы не закричать. А может когда ему телефон в лоб приземлился, потерял расудок? Или от удара вернулось сознание. Как бы то нибыло, на поиск работы уже было наплевать.
Максим направился домой, не замечая внезапно появившихся людей, которые суетливо спешили, кто по своим делам, кто детей в детские садики отводил, а кто просто на работу. Было восемь часов утра.

До дома Максим добрался быстро. Зашел на крыльцо, и постучал в дверь. Почему у него нет ключа? Очередной вапрос вызвал резкий укол в мозгу. Подождав немного, он еще раз постучал, уже настоичивее. Нет ответа.
Ну если нет ключа, то может получится залезьсть через окно, решил он, и обошел дом с боку. В его комнате была открыта форточка, только находилась она высоко, руками не дотянутся. Максим огляделся в поиске и приметил железную бочку у умывальника. Она была наполовину наполнена водой. Максим завалил ее на бок, слил воду, подкатил под окно, поставил вверх дном, залез и ухватился руками за раму окна. Пролезет голова, значит и тело то же. Он был довольно худой, так что немного повозившись Максим оказался внутри дома. Спасибо деду за то что сделал форточки в этом доме, по размеру сровне створке окна. А он ли их делал? В голове снова кольнуло.
Мамы дома не было. Таз с мыльной водой и недомытой посудой стоял у окна. Откуда столько грязных тарелок? Он всегда пил чай с бутербродами. А что ела мама? Максим схватился обееми руками за голову, от такой боли, словно ему гвоздь забивали в череп. Так рано утром мама никогда не уходила. Наверное ушла на ним. Злая мысль родилась в голове, толкая Максима обыскать комнату матери.

7.

Холод пробирал до мозга кости. Дом так никто и не начинал отапливать. А Максим сидя за кухонным столом, его вовсе не замечал. Перед ним лежала стопка писем в конвертах, которые как, оказалось, писал отец. Прочитав их всех, ответов нашлось много, только радости они не прибавили.
Максим пожалел, что не успел дочитать историю деда, так как из писем стало ясно – отец шел по дороге на Москву. Шел с целью открыть тайную дверь, что скрывала чудо от глаз людских. Он не достиг своей цели, и причина тому стала смерть. Похоже деда постигла та же участь. Описывая в своих посланиях, нелепые на первый взгляд, испытания, отец не уставал спрашивать, как поживает его сын. Пьет ли он чай с травами? Все ли у него хорошо? А главное, каждое письмо он заканчивал так. (Родная. Поверь мне. Я очень хочу покончить с этим не меньше тебя. Береги Максима. Все это зло, должно закончиться на мне.)
Зло?
-Зачем вы поступили со мной так? – Глядя в окно, тихо, самого себя спросил Максим.
За его спиной промелькнула тень. А когда тяжелая рука легла на плечо, Максим со страху потерял дар речи.
Перед ним стоял тот самый лысый жулик. Теперь он был одет в строгий черный костюм. Красный галстук, ярко выделялся на фоне белоснежной рубашки.
-Мне казалось, ты не из трусливых. – Лысый сел рядом на табурет, и закинул ногу на ногу.
Максим ухватился за край стола, что бы унять дрожь в руках.
-Что… что вы тут делаете?
-Я ждал тебя Максим. Сказать по правде, я уже долго жду, когда ты повзрослеешь, и созреешь для дороги. Разыгрывать спектакли, для матери твоей, нет сил уже. Вот слушай! – Лысый подался вперед, устремляя глубокий взгляд в лицо Максима. – Ты прочитал эти письма. Неужели в тебе не заиграл интерес? Ты же хочешь знать правду.
-Я не знаю, чего хочу. – Сухо ответил Максим.
-Вижу травы делают свое дело. Это хитро с их стороны, но ничего не меняет. Время рано или поздно приходит к нам, и указывает что делать. Говоря простым языком, я Проводник, ты новый Ходок, и кто знает, может на тебе замкнется этот круг.
-На мне? О чем вы?
-О Максим! Я не так стар, наверное. Давай продолжим общение как друзья. Думаю так будет проще. Сейчас мне бы очень хотелось, что бы ты взял лопату, и пошел со мной.
-Зачем?
-Как зачем?! – Удивился Лысый. – Глянем, как разлагается твой отец.

_________________
Мы по вязли во грехе! Скажите пастырь, грех, он пахнет?
zak85 ®
Стаж: 9 лет 3 мес.
Сообщений: 33
Ratio: 1,862
16.22%
Откуда: Мытищи
russia.gif
Придворная.

Как приятен горячий песок!
Она водила пальчиком по его ровной поверхности, рисуя сердечко. Пляжное полотенце чуть сползло к бедрам, оголяя грудь. Ничего страшного. Бояться нечего. Все любопытные взгляды остались на большом пляже. А тут местечко тихое. Шум прибоя, волны, накатывая, разбиваются о камни, и старый проржавевший танкер мертвым грузом заслоняет горизонт. Она знала, что никому и в голову не придёт здесь загорать. Купаться тем более. Потому, абсолютно голая, но довольная собой, нежилась на песочном пятачке среди камней.
После шумного города, это место казалось раем. Муж и дети далеко. Работа и проблемы еще дальше. Предоставлена сама себе, и осознание этого дает волю фантазии. Возможно, если бы рядом находился какой-нибудь красивый мужчина… Тогда… что?
Она загадочно прикусила пальчик и расхохоталась.
Боже! Как ты великолепна – свобода. И как бесстыжи мысли…
Он должен быть высоким? Да. Это ее пунктик. Дальше… Он красив и накачан? Красив – да. И, наверное, лучше строен, чем накачан. Говорят, у качков член маленький, и к тому же не стоит…
Она вновь расхохоталась. Но этого никто не слышал, кроме моря, чаек и солнца.
Можно поиграть с собой. И чтобы солнце не мешало фантазии, она накрыла голову полотенцем, оставив красивое обнажённое тело огромному миру. Это невообразимое ощущение! Страх вливается в страсть, образуя адреналиновый коктейль. От легкого ветерка затвердели соски, а по телу побежали мурашки.
Он тут.
Она слышит его тихое дыхание, а тяжелые шаги чуть сотрясают покой песка под ее телом. Как странно – возбуждаться от того, чего не видишь. Ты предвкушаешь, ты представляешь, и тебе уже хорошо от того, чего еще не произошло.
Большая, грубая и теплая рука легла на грудь. Она вздрогнула, застыв в ожидании. Он навис над ней. Под полотенцем становилось трудно дышать, но убирать его не хотелось. А вдруг это иллюзия? И сняв покров, потеряет страсть.
Ко второй груди прикоснулось что-то колючее, приятное и влажное. Боже, он целует сосок! Как он проводит шершавым языком – от полноты груди до самого холмика! А в это время вторая рука легла на живот, и…
Она застонала, разжигая пламя страсти глубоко внутри себя. Ты желанна, ты нужна, тебе будет очень хорошо…
- Я хочу поцеловать тебя, – прошептала в пустоту и сбросила полотенце.
Мир встретил ее глухим всплеском воды и ярким светом. Она села и зажмурилась, борясь с бликами, что поймала взглядом.
Кто-то кидал в воду камни.
- Не хотел мешать вашему онанизму, мадам. Но мне очень хочется попасть на этот танкер!
Она прозрела. Незнакомец был высок, красив, блондинист и… дурак. Он, пыхтя, поднял еще один булыжник и швырну в море.
Она делала это при нем! Какой стыд! Ну, правильно. Не он же только что ласкал ее тело, а потом, ни с того, ни с сего, побежал кидать в воду камни… Извращенец!
- Что вы тут делаете?! – возмущённо воскликнула она. Для девушки нет ничего хуже, чем незаконченное удовольствие. Этот дурак все испортил!
Парень вроде и не заметил возмущения в голосе, а вот вопрос заставил его застыть с булыжником в руках.
- Что я тут делаю? Кидаю камни в море. А что вы тут делаете?
Она хотела было уже ответить, но разум вернулся раньше. Что ответить? А я тут мастурбировала!?
- Это не ваше дело!
Парень хмыкнул и продолжил свое, казалось бы, бессмысленное дело.
- Ну, раз не моё, значит и вам незачем знать, что делаю я.
Он еще и хам! Отвесить бы пощечину по этому смазливому лицу. Только сначала нужно одеться.
Достала из сумки сарафан и натянула через голову.
Прическа ни к черту. Об этом рассказало зеркальце. Быть может, помада придаст лицу выразительности и строгости намерений? Да! Где-то она была...
Тем временем парень, не обращая на нее внимания, продолжал таскать и кидать камни в море. Делал он это не спеша, после каждой третьей ходки садился на песок, доставал из кармана обрезанных штанов сигареты и зажигалку и устраивал перекур.
Почему-то ее очень распирало поговорить с ним. Нет, что бы встать и уйти. Нет. Тут вышла неловкая ситуация, будто тебя родители застукали за постыдным занятием.
- Как тебя зовут? – спросила она смело, опираясь сначала на одну руку, затем на другую. Песок под ней казался муравейником.
Парень, не глядя в ее сторону, ответил:
- Значит, мы уже на «ты». Желаете признаться мне в любви?
Она с трудом подавила вспышку ярости.
- Давай так. Я назову свое имя. А ты, в знак признательности, назовешь свое.
Парень бросил окурок в море и встал.
- К чему мне знать ваше имя. И слово-то, какое знаете – признательность. По мне, так вы обычная придворная.
Было такое ощущение, что ее только что сильно унизили. Некоторое время она пыталась вспомнить, что значит «придворная». Вскочила на ноги и широкими шагами приблизилась к нему.
- Знаешь что! Ты просто козел и хам. И мне совсем не стыдно, за то, что ты, может быть, здесь увидел.
Парень не перебивал. Спокойно стоял и слушал. А может, пропускал мимо ушей. Не важно. Широкая улыбка на его лице отдавала кошачьей ехидностью.
- Что смешного я сказала?
- Да ничего. Только я бы на вашем месте, для начала, прикрылся.
Она посмотрела на себя сверху вниз и испугано взвизгнула. Весь подол был задран до пояса. Ну, правильно, одевалась то она сидя.
Стряхивая с попы песок и закрывая сарафаном бесстыдство, девушка краснела.
Парень же, вновь потеряв всякий интерес, принялся за старое. Вся нелепость ситуации была налицо. Но она опять не ушла.
- А зачем тебе нужен этот корабль?
- Мы опять на «ты»? – Вопросом на вопрос ответил он.
- Ну, хватит уже. Это не смешно. Ты, можно сказать, видел меня, в чем мать родила, а разговариваешь, как с врагом.
Парень чуть камень себе на ногу не уронил.
- Ах, вот оно что. Я-то, дурак, думаю, что это она сначала орет, а потом любезничает. Может, мне тоже штаны снять и стать к вам поближе?
Она чуть было не сказала «Да снимай!», но еле сдержала себя. Боже, стоило уезжать за тысячу километров от разумной жизни, чтобы вот так вот, как львица, кидаться на первого попавшего самца. Ведь он над ней просто издевается!
Не получив ответа на вопрос, парень принялся за старое. Ей осталось только наблюдать.
Он строен и высок. Тело загоревшее. А как мышцы на руках и плечах бугрятся, когда он подымает очередной булыжник!
Она машинально провела правой рукой по груди. Увидев это, парень уронил камень себе на ногу.
- Да ёпт! Вы специально это делаете да?!!
Ей вновь стало стыдно. Что за озабоченность такая?
- Прости меня. Я не знаю, что происходит.
- Зато я прекрасно знаю! Глядя на меня, онанизмом занимаешься. И это, блин, чертовски отвлекает, дамочка!
Ну, разве не прекрасный повод, чтобы уйти? Она опять этого не сделала. Парень сидел и пыхтел, унимая боль в ноге.
- Мне тоже хочется на танкер.
- Что?
- Я говорю, что полезу на корабль вместе с тобой.
Парень точно не ожидал такого поворота событий, поэтому не нашел слов для ответа. А она, не дожидаясь, с трудом подняла камень и понесла его к импровизированной дорожке.
Прохладный ветер усилился, подгоняя волны, которые разбивались о борт ржавого судна. Оно стояло на мели, в метрах семи от берега. И чем ближе подходила дорожка, тем больше в размере оно казалось.
Наверное, в тот момент, у парня совесть взыграла, либо стало жаль девушку, которая вся в поту, тащила очередной камень. Он на удивление вежливо предложил ей отдохнуть, и принялся за работу сам. Она действительно устала. Села на песок. Достала из сумочки бутылку с водой, и сделала пару глотков.
Странно это. Откуда взялось безумное влечение? Неужто, накрывая голову полотенцем, ты попадаешь в мир фантазий и разврата? Все возможно. Людей в округе нет, как и домов, и машин. Только море, танкер и красивый парень, таскающий камни. Наверное, если к нему подойти и поцеловать с ходу, он проникнется страстью. Обхватит тебя за талию и прижмет посильнее к себе. Это приятно – чувствовать в желании его запах, соли и пота. Как чуть небритое лицо покалывает на шее, вперемешку с поцелуями. Затем последует эйфория, что отключает мозг и дает волю зверю внутри тебя.
Она с трудом запретила рукам себя трогать. Лучше встать и помочь ему с каменной тропинкой.
Как оказалось, парень справился сам. И уже собирался лезть через дыру в борту танкера.
- Подожди меня! Я с тобой хочу! – Ей пришлось перекрикивать шум прибоя, осторожно пробираясь по скользким камням. Немаленькая по мужским меркам сумочка мешала держать равновесие, но она упорно пробиралась вперед. Шаг за шагом, ища надежную опору под ногами.
- Помоги мне, пожалуйста! – попросила она. Но просить уже было некого. От парня и след простыл. Отругав себя за глупость, все равно продолжила путь. Лишь сделав шаг, подвернула ногу, и с криком свалилась в воду.
Под водой, мир казался вакуумом. Она беспорядочно барахталась, боясь больше за содержимое сумочки, чем за себя. Вот так глупо не могла закончиться ее жизнь. Он придет и спасет ее. Он должен!
Но он так и не пришел.
Поборовшись с природой минуту, она села на попу и заплакала. Никакой он не принц, а обычный, симпатичный хам. Они все такие. Даже муж такой!
- И долго вы будете истерить? Там же воды по колено!
Она заколотила руками по воде.
- Ну и что?!! Я же соскальзываю! Я звала тебя на помощь!
- Это зря. От меня мало толку. Ладно. Сидите если хотите! Я дальше пойду.
И это все? Ее сумка утонула вместе с косметикой, с телефоном, с паспортом, и деньгами, ради вот такой позы-дуры? Нужно было взять себя за шкирку и не раскисать. Она заставит его бегать за собой. Он ей ноги целовать будет! Болван неотёсанный! Сволочь! Просто сволочь! Боевой дух заполонил ее тело. Уже было неважно, в каком состоянии вещи, плавающие в сумочке. Она встала и, игнорируя каменную дорожку, добралась до танкера. Кое-как забралась на борт и увидела цель.
Парень, ничего не подозревая, перебирался из отсека в отсек над пропастью. Она не знала, как образовалась огромная дыра по центру судна, но одно ей стало ясно сразу – если упадешь, то ноги сломаешь. У него вон, какие руки сильные. Схватился за трубу и передвигается, как обезьяна.
Перебравшись на ту сторону, парень стал подниматься по лестнице на нос судна. Он ведь заметил ее, всю мокрую, как кошка. А вдруг ей нужна помощь? Или не дай бог сорвется с трубы и сломает шею!
Ни фига! Полное безразличие – его талант.
- Ну, погоди у меня. Вот доберусь и все выскажу.
Как ему только удалось удержаться на такой скользкой трубе?!!
Ее нежные крохотные ручки, с некогда красивыми и длинными ногтями, были в шоке, когда хозяйка уцепилась за железо. Как только смогла, подтянулась и обхватила ногами трубу.
-Боженька! Как же страшно! – произнесла она, а в голове мелькнула мысль: “Что я делаю? Рискую жизнью, ради болвана?” Ответ напрашивался сам собой: “Да. Ты дура. И чертовски интересно, что же будет с тобой дальше”.
Приложив немало усилий, ей удалось перебраться на другую сторону. Цель была близка, оставалось только подняться по лестнице на верхнюю палубу. Она поднималась не спеша, в уме складывая все слова в тираду, что собиралась высказать, этому болвану. А что потом? Потом она залепит ему звонкую пощечину, и уйдет.

Парень сидел в старом потрёпанном кресле почти у самого края палубы. Рядом пустовало еще одно кресло. А между ними стояла картонная коробка, на которой покоилась бутылка вина, и два пустых бокала. Не оборачиваясь, он произнес.
- Хочешь проводить со мной, этот красивый закат?
Она не думала. Такая смена ситуации опять отключила мозг.
- Да, хочу!
- Тогда садись. Солнце ждать не будет.
Она подошла и села. Вся мокрая и уставшая, но не злая. Уже не злая. Как будто теплый ветер развеял все негативные эмоции. Как только ему это удается?
Закат очаровал. Солнце большим блином касалось горизонта, разделяющего мир на две части. Море и небо – такие красивые и спокойные, прямо как два совершено незнакомых друг другу человека, что сидели в креслах на носу старого танкера. Совершенно разные. Но так близко друг к другу.
- Выпьешь вина?
- Да.
Парень наполнил бокалы. Один подал девушке.
- За что выпьем?
Ей не хотелось придумывать тост. Пусть говорит он.
- Говори ты.
- Хорошо. Я хочу выпить за то, как однажды вечером, когда решил прийти на этот танкер, я встретил красивую девушку.
Она встретилась с ним взглядом и буквально утонула в его глазах.
- И?
- Что и? Я выпью за вас – придворная!
У нее пропал дар речи на мгновенье.
-Ты опять за старое? К чему весь это спектакль? Что значит – придворная?
Парень выпил бокал залпом и расхохотался.
- Как, однако, распирает тебя любопытство. Придворная – это изначальное название куртизанки.
Воцарилась пауза на несколько секунд, после чего она выплеснула содержимое бокала ему в лицо.
- Как ты смеешь меня шлюхой называть?!
Вытирая руками лицо и облизывая ладони, парень ответил:
- Шлюхой я вас не называл. Я назвал придворной, а в этих словах есть разница.
- Мне плевать! Ты просто козел! Думаешь, выпью пару бокальчиков, и вот так отдамся тебе?! Хрен угадал! Пей свою мочу сам!
Замолкнув, она тупо уставилась в горизонт. Эти ли она хотела сказать слова? Наверное, нет. Шлюха! Он назвал ее шлюхой! Даже муж не позволял себе такое в моменты ссоры. А какой-то сопляк, пусть и симпатичный, возомнил себя богом. Такого в ее жизни еще не было. Да и не бегала она раньше никогда ни за кем. Ни за парнями, ни за мужем. Как замуж вышла? Так беременная была уже от него, а мама сказала, что ребенка нужно сохранить. Вот и вышла.

Мысли смешались в кашу. Вся романтика, навеянная обстановкой, рассеялась. И только собравшись уйти, она почувствовала его прикосновение. Теплые руки, маленькие губы. Почему это так сладко? Почему тебя называют шлюхой, а потом целуют нежно в губы? Может этого никто, и никогда не узнает. Ты стерпишь все обиды, чтобы потом в награду получить эти незабываемые моменты, зная – все в твоих руках.
- Я не хочу открывать глаза.
- Тебе в любом случае, придется это сделать.
- А если тебя нет на самом деле? Вдруг, ты моя фантазия?
- Тогда это еще лучше, чем наяву. В любой момент тебе только стоит представить меня рядом, и я появлюсь.
- А если не появишься?
- Значит, плохо представляешь.
Он вновь расхохотался. А она открыла глаза, и убрала с лица полотенце. Мир встретил ее, ярким солнцем, и приятным ветерком. Это подняло настроение. Придворная загадочно улыбнулась и произнесла:
- Боже. Ну и дура же я.
Zak.

_________________
Мы по вязли во грехе! Скажите пастырь, грех, он пахнет?
CatGray
Стаж: 6 лет
Сообщений: 5
Ratio: 2,95
23.91%
Спасибо, понравились рассказы. Какие-то больше, какие-то меньше, но всё равно - здорово!
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Торрент-трекер NNM-Club -> Словесники -> Проза Часовой пояс: GMT + 3
Страницы:   Пред.  1, 2, 3, 4
Страница 4 из 4