Классический форум-трекер
canvas not supported
Нас вместе: 4 079 184

Произведения пользователя vafant


Страницы:  1, 2  След. 
 
RSS
Начать новую тему   Ответить на тему    Торрент-трекер NNM-Club -> Словесники -> Проза
Автор Сообщение
vafant ®
Автор КТ
 
Стаж: 7 лет 11 мес.
Сообщений: 10
Откуда: Ереван
armenia.gif
Старая тема...

Когда-то мы пили вино и сидели на камнях на холме и смотрели на закат. Там же мы курили свои первые легкие сигареты уже исторической марки. Вкусные были те сигареты.
Потом камни куда-то пропали: скорее пропали мы. Вино уступило место пиву, водке и еще всяким разным напиткам, сигареты изменились. Теперь мне помнятся сигареты, которые я курил встречая рассвет. То были уже не такие вкусные сигареты. Или это было по той причине, что от бессоницы было кисло во рту. И еще от голода. Может быть.
И все же сигареты были. Я вообще уже столько писал о сигаретах, что тема кажется уже закрыта.Но для меня остается вопросом-почему сигареты? Что в них было такого? Юноши, здоровые, сильные, вечером курили свои сигареты и были хозяевами мира. Бледные, усталые изгои, рабы этого мира курили сигареты встречая рассвет и чувствовали себя хозяевами мира. Может сигареты тут вообще ни при чем. И может это просто мои глупые мысли текут суасшедшим руслом бреда? Как нибудь я задам все эти вопросы себе в лобовую. Не думаю что смогу избежать ответов.

Куда?

‎-Стой, брат, ты не туда идешь!!!!,-сказал я себе сегодня! И на самом деле-я шел совсем не туда.
-[однако],а куда идти-то?
-Совсем уже не туда прешь!Ты много раз говорил-Жизнь прекрасна, красота есть во всем и еще много чего в этом духе...а теперь? Сам себя в зеркале видел? Ты идешь в грязный, вражеский мир, где тебя ненавидят или еще хуже-не замечают. Этот мир убивает тебя на каждом шагу, лишая сил. Не туда ты идешь!!!
-[однако]...
-Че [однако]?! А ну марш в туда куда надо!!!
И вот я сижу дома, во мне какое-то узбекское блюдо, которое было полуфабрикатом на полке супермаркета. Довольное рыло блестит маслом в свете ламп. Вроде мир прекрасен. Вот намажу себе еще один бутер с рыбным паштетом или со сгущенным молоком, и все будет просто шикарно.
А ведь я мог и не туда попасть...
drosus
Таланты
 
Стаж: 10 лет 6 мес.
Сообщений: 9774
Ratio: 41,985
100%
Откуда: Миры Фантазий
vafant писал(а):
А ведь я мог и не туда попасть...

:D
Спасибо!
Улыбнуло!

_________________
Чего Бог Не Дал, в аптеке не купишь... А равнодушье правит тем, кто Душу потерял совсем. Alx
vafant ®
Автор КТ
 
Стаж: 7 лет 11 мес.
Сообщений: 10
Откуда: Ереван
armenia.gif
очень приятно, спасибо)
vafant ®
Автор КТ
 
Стаж: 7 лет 11 мес.
Сообщений: 10
Откуда: Ереван
armenia.gif
Как солнце.
В моем мирке есть музыка, книги, сигареты, красивые пейзажи и люди,писанина, девушки, которые улыбаются как солнце, а еще пара ног в паре красовок, которые носят меня туда, куда я захочу.
И есть мир не мой, где больше народу, где звучит громкая музыка, где у женщин хищный взгляд, где у всех в кармане много цветных бумажек и где я тоже бываю, чтобы выпить. У меня тоже иногда появляются бумажки и я тоже люблю выпить. А это происходит там, где на экране показывают людей нетрадиционной ориентации. И эти люди нетрадиционной ориентации поют, а народ тащится от этого, и я все время курю, чтобы убедить себя, что музыка на самом деле кайф. Девушки, что сидят рядом, ругаются матом и курят легкие тонкие сигареты. И Еще пьют как я. Они говорят не переставая и все время ругаются и кажется что вся их жизнь была сплошной проблемой.
Когда я много выпью, становлюсь сентиментальным. И сразу вспомионаю девушек из моего мира. Они наверное добрее этих, что сидят со мной. И наверное не ругаются матом. Я не могу удержаться и провожу линии. Я сравниваю их. Это подло, потому что сравнивать людей вообще нельзя, но я выпил достаточно, и сентиментален уже до чертиков. Я тихо затягиваю свое пойло и сравниваю.... На свой ужас отмечаю-есть похожие линии. Вот этот взгляд, в сочетании с этим жестом, могла бы сделать та, но не сказала бы то, что говорит эта, а так сказала бы другая.
Самая жуткая моя привычка. Ничего не могу с собой поделать.
Потом появляются новые люди. Они в нехилых костюмах или имеют совсем не ординарный вид. Видимо, это местные знаменитости. Эти девушки их знают и эти знают их. Те что в костюмах, состоят в партиях, я таких знаю. И когда случается почувствовать напряжение или аргессию, мне становится смешно. Вот я и смеюсь. Некоторые из них пьют что-то очень крепкое, а ведь они уже шатаются, и я почему-то думаю, где же они так накачались до этого.
Я прислушиваюсь к музыке. Этого я знаю. Фреди Меркури. И песня его- Show must go on. Хорошая песня. Под нее танцуют даже те, что пришли в костюмах. Когда задницу Фредди показывают крупным планов, все поднимают руки. Как будто, это его задница поет.
Empty spaces - what are we living for
Abandoned places - I guess we know the score
On and on
Does anybody know what we are looking for
Another hero another mindless crime
Behind the curtain in the pantomime
Hold the line
Does anybody want to take it anymore

Хорошие слова. Прямо мурашки бегают по спине. Моя бутылка опустела. Кажется все любят эту песню. Я смотрю на пустую свою бутылку, смотрю на экран, где показывают жопу, смотрю как танцуют все эти люди, до меня доносятся ругательства девушек. Я вспоминаю свой мирок- там девушки улыбаются как солнце.
Inside my heart is breaking
My make-up may be flaking
But my smile still stays on

Я смортю на телефон. Он все это время валялся в моем кармане. Открываю экран.
У него есть для меня послание. Из моего мирка. Там есть есть музыка, книги, сигареты, красивые пейзажи и люди,писанина, девушки, которые улыбаются как солнце, а еще пара ног в паре красовок, которые носят меня туда, куда я захочу.
nyushechka
Автор КТ
 
Стаж: 7 лет 10 мес.
Сообщений: 178
Ratio: 13,671
Откуда: Заснеженность..
russia.gif
Как спокойно и уютно себя чувствуешь, когда возвращаешься в свой мир , и это с каждым из нас происходит.. Все-таки, не одинок человек - с ним его Душа в ее привычном пространстве ..


Напиши еще, читается легко, с грустинкой . .

_________________
Творить - и никаких гвоздей ! . .
vafant ®
Автор КТ
 
Стаж: 7 лет 11 мес.
Сообщений: 10
Откуда: Ереван
armenia.gif
Я всегда пишу о чем-то.
Мне хотелось бы писать так хорошо, чтобы писать просто, ни о чем. Я бы стал писать короткими предложениями, стал бы рисовать свои короткие мысли. Это были бы мои мысли в графике.Но я пишу о чем-то. Я пишу о людях, которых сам придумал, об их поступках и о всякой такой хрени, которая актуальна. Это здорово, потому что так проявляется моя реакция на окружающую среду.Но это все же не то. Я чувствую. Овладев потом техникой слова и слога более совершенной, я начну писать просто мысли. Мои герои не будут мчатся туда-сюда, их не убьют, они не попадут в беду и не встретятся с инопланетянами. Скорее всего своим героем стану именно я. Для этого нужно научится писать. Писать хорошо, чтобы читатель не скучал, радовался, улыбался, плакал, тосковал, но понял бы что-то очень важное! Не знаю что, что-то важное.
У меня на другом листе ждет своей ужасной концовки недописанный рассказ. Там героев ждет печальная участь, скорее всего с них снимут шкуру. Если бы я мог позволить себе просто писать...НИ О ЧЕМ.
fast_hand
Модератор Книг
RG Книги
Uploader 100+
 
Стаж: 9 лет 9 мес.
Сообщений: 4748
Ratio: 317,138
Раздал: 109,5 TB
Поблагодарили: 119287
100%
Откуда: ЧАЭС-2
russia.gif
Сфотографируйте темноту и объясните слепому, что такое красный цвет.

_________________
- Ложки нет -
vafant ®
Автор КТ
 
Стаж: 7 лет 11 мес.
Сообщений: 10
Откуда: Ереван
armenia.gif
вы думаете???

Добавлено спустя 2 минуты 24 секунды:

Помню в детстве мне рассказывали историю. Так в этой истории был один слепой, который рассказывал своему другу глухому, что выдел одноногого старика, перебегающего реку :)
obruch1
Uploader 100+, Талант
Стаж: 9 лет 10 мес.
Сообщений: 392
Ratio: 103,306
Раздал: 120,3 TB
Поблагодарили: 1394
100%
Откуда: Свердловск
ussr.gif
Тёмную сторону жизни видно, а попробуйте увидеть светлую.

_________________
DESKTOP__QuadCore IntelCore i7-7700K, 4500MHz / AsusStrix Z270F Gaming / 2x8ГБ DDR4-2133 MHz / NVIDIAGeForceGTX 1050Ti (4 Gb) / Samsung SSD850EVO M.2 250GB / HDD WDC 1500GB / HDD WDC 750GB / HDD WDC 500GB / HDD TOSHIBA 320GB
vafant ®
Автор КТ
 
Стаж: 7 лет 11 мес.
Сообщений: 10
Откуда: Ереван
armenia.gif
Сукцессия
Когда я впервые увидел неординарного человека, не смог удержаться. Разразился смехом. Да еще каким. Я перебежал улицу, чтобы не смутить экстравагантного прохожего своим диким смехом. Я потом еще вспоминал о нем, рассказывал там-сям, хвастался. Сверстники в ответ, рассказывали о других причудливых людей.
Тот человек был круглым, толстым, лохматым, с бородой, в широкой шляпе и в оранжевой майке. Прямо как апельсин. Таких ярких индивидуумов прежде в нашем районе не встречал.
А потом начал привыкать. Люди-они разные. Черные, белые, красные (прямо как девушки из той попсовой песни). Я видел 50-летних мужиков с косичками(чуть не умер со смеху), женщин необъятных размеров в розовых обтягивающих рейтузах. И даже парня в коротком топике. И даже старика, седого, бородатого, который ходит в ковбойском наряде. Я встретил однажды двух психов. Они дрались, применяя оружие. Один дрался волшебной палочкой, а другой лупой. Псих пропускал через лупу лучи солнца, пытаясь спалить оппонента (тут мне было не до смеха,стало грустно).
Короче, я вскоре понял- люди абсолютно разные. Немногим позже я кое-как научился не смеяться при виде очередного экземпляра. Еще пару лет спустя понял, что сам вызываю смех у прохожих (ну это редко бывает). И еще немного спустя, заметил; научился не грустить, при виде вооруженных психов.
zak85
Стаж: 9 лет 4 мес.
Сообщений: 33
Ratio: 1,86
15.58%
Откуда: Мытищи
russia.gif
Вооруженных психов? Чем? Лупами? Человеческой фантазии нет границ...

_________________
Мы по вязли во грехе! Скажите пастырь, грех, он пахнет?
vafant ®
Автор КТ
 
Стаж: 7 лет 11 мес.
Сообщений: 10
Откуда: Ереван
armenia.gif
Унитаз
В мире 7 миллиардов людей. Это очень много. Это чудовищно много.Затеряться среди них очень легко. В принципе любой человек может пропасть для другого безвозвратно. Это как спустить воду в унитазе. Легкое движение руки и все.Людей катастрофически легко потерять. Мы все стоим на краю.Если отключим наши телефоны, сменим адреса, удалим наши аватары, то скорее всего просто пропадем.
SаVa
Модератор Музыки
Стаж: 12 лет 6 мес.
Сообщений: 2332
Ratio: 46,185
Поблагодарили: 36207
100%
не волнуйтесь так - "из под земли достанут", если понадобитесь. :подмигивание:
vafant ®
Автор КТ
 
Стаж: 7 лет 11 мес.
Сообщений: 10
Откуда: Ереван
armenia.gif
ГОЛОС ПАБОВ
Да и какое дело мне до радостей и бедствий человеческих, мне, странствующему офицеру, да еще по дорожной, по казенной надобности... М.Ю. Лермонтов, «Герой нашего времени».
Сестра, а не найдется соли и лимончика, а то текилку нечем закусить… «Достучаться до небес».


Вечер.
Мой друг Артур, кандидат исторических наук, уже никогда не станет супергероем. И Гриша тоже, хотя он преподает историю литературы в университете иностранных языков. И я тоже не стану. Тут есть маленькая несправедливость. Наше поколение выросло на голивудских фильмах. Спросите Артура, как можно добратся от Центрального Парка до угла 44-ой и Бродвея в Нью-Йорке, и он ответит. Да это раз плюнуть, даже я смогу показать дорогу. Все мы знаем топографию Нью-Йорка. Ведь именно там безобразничали Годзилла, Кинг-конг и Брюс Уиллис.
Со временем мысль о том, что в нашем родном городе нас никогда не посетит Годзилла, стала угнетать. Очень.
-Стало обидно за наше детство, - любит повторять Артур. Я его понимаю. Мою жизнь интересной не назовешь. Разве что я все время нахожусь среди книг. Я их продаю.
Мы с ужасом осознали, что дожили (досмотрелись, доучились, дочитались – кому как удобней). Вот этот институт, вот эта кафедра, вот этот книжный магазин. И все. Никакой тебе Африки и сафари, никаких диких животных и никаких Индиана Джонсов. И Чак Норрисов тоже.
Нет, мы понимаем, что можем сами что-нибудь натворить, например, ограбить магазин. Но наше поколение слишком хорошо воспитано. Мы дети культурных советских людей, которые выписывали “Библиотеку Всемирной Литературы” и читали “Комсомол”. Да и дерзости в нас не хватает. Вот мы и спустились под землю. В буквальном смысле и в переносном. Мы ушли в андерграунд. В подземные пабы. Мы тут пьем пиво, нас тут знают наши студенты, бывшие однокурсники, клиенты и бывшие девушки. Нас тут, можно сказать любят, потому что мы такие же культурные, как наши родители.
У нашего Артура праздник. Опубликовали его статью в каком-то венгерском научном журнале. Он скромничает – журнал, мол, средненький, по рейтингу один из многочисленых европейских изданий. Но это не мешает мне гордиться. Подумать только…. Фамилия моего друга появится где-то в Европе, и какой нибудь венгерский очкарик прочтет его статью. Тут Артур обиделся немножко.
-Между прочим, - говорит, - там у них на Историческом факультете очень много красивых девушек.
-Ну, так выпьем за них, что ли - сказал я.
-Выпьем за грудастых фанаток нашего Артура, - пафосно воскликнул Гриша.
С барной стойки тоже прозвучали поздравления. Потом бармен поставил в честь Артура “Венгерский танец” Брамса. Паб словно ожил. Кто-то из стафа включил праздничное освещение. Все говорили о горячих поклонницах Артура. Артур окончательно разрумянился и не отмахивался от славы. Он говорил какому-то растаману в дредах, что издавший его статью журнал занимает второе место в мире, по числу авторов с Ближнего Востока. Тот безмятежно улыбался.
На прощание официантка назвала Артура сердцеедом. Я похлопал его по плечу. Он сказал, что до дома дойдет сам.

День.
Я долгое время работаю в сфере обслуживания. Я продавал апельсины, бананы, грейпфруты, виски, страховые полисы, одну квартиру, когда работал в агентстве по недвижимости, рыбу и всякое другое. Список достойный великого торговца. Сейчас я продаю книги. В центре города, в самом старом книжном магазине. Я продаю книги детям, школьникам, студентам, дамам среднего возроста, дамам пожилого возроста, дядькам обеспеченным и дядькам полоумным. Клиентура магазина самая многоликая. Бывают иногда несчастные случаи. Это странно: ну что может случиться ужасного в книжном магазине? Там же одни книги.
Случаются всякие вещи. Ужасные тоже.
Несколько дней назад я продал книгу Генри Миллера “Под крышами Парижа”. Покупала книгу девушка в красных сапогах. На ней были черная юбка и сорочка того же цвета, на шее золотая цепочка с крестиком.
-Что нибудь очень эротическое, - сказала она.
Я предложил ей несколько любовных романов, даже показал парочку книг Уэлбека.
-Нет, - отрезала она, - реальное порно.
Я достал книжку Миллера.
-Она очень жесткая, - предупредил я,- и вовсе не имею в виду неформальную лексику. Книга на самом деле шокирующе жесткая.
-В смысле? - спросила она.
-Ну, там есть некоторые сцены которые я не встречал даже в самых извращенных порнофильнах, - ответил я и запнулся.
-А вы часто смотрите порно?
- Ну…
Красивая девушка интересуется моими порнографическами вкусами. Спасибо, Миллер. Я сейчас отвечу, я сейчас отвечу, только соберусь с мыслями.
-Значит, рекомендуете это? - прервала она ход моих взволнованных мыслей. Я кивнул.
-Ну, смотри, - сказала она и повернулась, чтоб уйти. Задница у нее была плоская. Черные волосы как лошадиный хвост.
День выдался напряженным. Я выбирал книги для одной библиотеки, помогал сориентироваться в выборе путеводителей группе иранцев (они так лелеют свои деньги, что просто неудобно становится брать с них - феноменальные жлобы) и еще помог моему шефу оформить парочку книжных заказов.
Под вечер, когда я уже собирался уходить, ко мне явился некто очень страшный. Высокого роста, лицо смуглое, на руке тюремная татурировка, зубы желтые, одежда черная. Смотрел он из-подо лба. Голос его был недружелюбным. В руках у него был Миллер.
-Ты продал моей жене порно?
-Эээ…
-Отвечай, ты или нет??? Ты или другой подонок???!!!
-Что вам надо? - сумел выдавить я.
Страшный тип вынул нож. Настоящий боевой нож, с рукояткой похожей на кастет.
-Что вам надо? - повторял я,- что случилось?!
Собралась толпа из других клиентов и моих коллег (черт бы их побрал, они все девушки и никакой охраны у нас нет).
Страшный тип явно готовился меня атаковать. Я выбрал себе щит. Сборник сказок Андерсена. Очень качественная книга - бумага толстая и переплет твердый. Неожиданный мой враг махал своим ножом.
-Развращаешь мою жену, подонок, я тебе покажу….! (набор нецензурных слов).
-Что вам надо? - повторял я как даун. Как будто не понятно. Резать меня ему надо.
Джигит хренов!!! Баба его тоже хороша, знала ведь, наверное, на что идет. Страшный тип по ходу уже убил ее...
А вот и нет. Я увидел ее за витриной. Она стояла и курила себе. Ноль внимания на геройства мужа.
Тут страшный тип набросился. Я увернулся от ножа, хотя тот все же достал до обложки Андерсена. Книга пострадала. Я разозлился.
-Гребанный придурок!!! Книгу испортил! Теперь скидку надо будет делать...
Второй бросок. Я снова увернулся и оказался сзади него. Я быстро сообразил и ударил его по башке. Благо, сборник сказок Андерсена очень тяжелый. Бумага очень качественная. Страшный тип вырубился. Последовали аплодисменты. Одна из девушек заплакала. Другая поцеловала. Прибыли шеф с сыном. Я посмотрел на улицу: любительницы чего пожестче уже не было. Сделала ноги. Странные, однако, люди.
Вызвали скорую, страшного типа увезли. Шеф похвалил меня за успешную оборону, высчитал с моей зарплаты сумму ущерба, равную десяти процентам стоимости книги Андерсена, и запретил предлагать Миллера дамам любого возраста.

Вечер.

Мы в “Ирландском” пабе. Нас пятеро, потому что с нами Вика и Лили. Лили подружка Гриши. Мы с Артуром пялимся на Вику. Она все время смотрит по сторонам. Скоро начнется игра.
Игра интеллектуальная, что-то вроде “Что? Где? Когда?”. Команда победителей получит бесплатное пиво, и мы готовы применить свое университетское образование. Наше поколение слишком умное для того, чтобы не знать высоту Эйфелевой башни, и слишком печальное, чтобы отказаться от бесплатного пива. Подружка Гриши всякий раз неприятно пищит, когда мы отвечаем правильно. Вика изредка блестит глазами и улыбается Артуру. Он молодец, правильно отвечает на все вопросы.
-Тот, который убивает улыбаясь, - зачитывает вопрос ведущий игры, - кого имели ввиду представители африканского племени?…
Убивает улыбаясь. Романтическое существо, кем бы оно ни было. Что может убивать улыбаясь? Когда мы были еще совсем маленькими, нас могли убить холод, голод или вражеская бомба. Потом нас начали убивать грустные лица наших безработных родителей, а потом, когда мы выросли, нас стало убивать хамство окружающего мира.
В детстве я поспорил с другом - у кого папа более развит? Я сказал, что у моего папы очень много книг. Друг сказал, что у его отца очень много инструментов, и даже есть дрель. Другие ребята с почтением посмотрели на моего друга. Я не нашелся что ответить. Настоящая дрель, что тут скажешь. Даже у Чебурашки с Крокодилом Геной были инструменты, когда они мастерили скворечники.
-Крокодил, - сказал я.
-Что? - удивился Гриша.
-Правильный ответ-крокодил, - сказал я, - он убивает улыбаясь.
-Точно, - сказал Артур.
Мы выиграли игру. Вика разрешила Артуру держать свою ладонь. Я был рад за него.
Я пошел к бару за пивом.

День.

Всякая эзотерическая и магическая литература меня нервирует, и поэтому я держусь от нее подальше. Всякие там каналы и связи с потусторонним миром кажутся мне пережитками начала 90-ых годов. У нас была соседка, помешанная на Кашпировском. Однажды она рассказывала ночью какую-то страшилку о проклятиях, и я несколько месяцев не мог спокойно спать и начал боятся темноты.
Однако дело есть дело, и мне приходится обслуживать всякого рода посетителей. Помещение книжного магазина двухэтажное. Первый этаж находится под землей, равно как и мои любимые пабы. Там же находится и отдел эзотерической литературы, где я имел несчастье в этот момент находиться.
Сначала я услышал шум. Как будто тащили что-то огромное и тяжелое, рояль к примеру. Потом я увидел, как маленький лысый старичок тащит вниз по лестнице громадный чемодан. Старик то тянул за ручку чемодана, то сам наваливался на него, чтобы притормозить. Наконец он с чемоданом оказался на первом этаже. Мне было страшно представить обратное восхождение старика.
-Мне сказали, что у вас есть книга мертвых, - сказал лысый старик. Абсолютно лысые люди мне не нравятся. Видимо виной всему Фантомас со своей прической.
-Египетская или тибетская? - уточняю я.
-Без разницы, - отвечает старичок и смеется.
-Шучу, - говорит он, - конечно египетскую.
Наверное, я не понял очень тонкой шутки. Наверное, я ни черта не понимаю в такого рода книгах.
-Можно ею на минутку воспользоваться? - спрашивает старичок, когда я протягиваю ему книжку. Египетская книга мертвых продается в современном книжном магазине, в мягой обложке и стоит совсем не дорого.
-Да ради бога, - отвечаю я. Мне не нравилась ухмылка на лице этого старичка.
И тут просходит настоящая сатана. Старик открывает свой огромный чемодан, оттуда на пол катится труп, судя по всему свежий. Хотя откуда я знаю, я ведь никогда не видел трупы вне гроба и без макияжа.
Старик меж тем листал книгу, смотрел на иероглифы и вдруг, преобразившись, воскликнул что-то на непонятном языке. Я прижался от страха к стене и не смел ничего сказать. Безжизненные глаза трупа (а одет он был в темно-синий костюм, черные туфли и белую рубашку с галстуком) смотрели на меня.
Старик продолжал выговаривать что-то на своем языке, потом достал еще какой-то пакет с порошком, начал осыпать им покойного. Через несколько секунд, глаза покойника прослезились, он моргнул, улыбнулся мне и встал.
-Долго же ты, - сказал он старику, разминая спину.
-Надо бежать, времени нет совсем, - сказал лысый старик.
-Пошли, - сказал оживший покойник.
-Чемодан оставьте себе, - обратился ко мне старичок, - а за книжку спасибо, вот, возьмите.
Он протянул мне книжку. Они ушли, оставив свой чемодан на нижнем этаже.
Никто из других посетителей этого не видел. Но камеры слежения засняли все. Мой шеф долго просматривал запись, выслушал мой рассказ и высчитал 10 процентов стоимости Египетской книги мертвых с моей зарплаты.
-Чемодан выбросите в мусорный ящик, только на другой улице, - сказал он.

Вечер.
Паб «Троль» самый маленький. Три столика, крохотная стойка и пара квадратных метров, чтоб было где развернуться. Я в печали, Гриша тоже, только Артур рассказывает анекдоты, но нам не до веселья. Я запиваю водку пивом - мой любимый рецепт от хандры. Это даже похоже на маленький акт суицида. Говорят, я однажды напился до беспамятства и хотел выпрыгнуть из окна. Но я это отрицаю, так как ничего такого не помню. А сегодня есть реальный повод, для хандры, и я намерен вдоволь ей насладиться.
Хандра - мой лучший друг. Она мне даже ближе, чем Артур и Гриша. И они меня понимают.
В университетах мы всегда прогуливали уроки. Мы учились на разных факультетах, синхронно прогуливали уроки и тупо бродили по университетским корпусам. Видимо, на нас так повлиял Достоевский. А возможно, это был ужас. Ужас, перед теми грядушими событиями, что ожидали нас после окончания учебы.
Проклятый космополитизм. Глобальные идеи владели нами, и мы никак не могли смириться с тем, что вынуждены будем жить в МАЛЕНЬКОМ мире. Мир для нас был круглым, огромным и, не побоюсь этого слова, глобальным. Мы знали названия пригородов Сан-Паулу и денежную единицу Непала. Как, спрашивается, обитать в пределах одного жилого района, в маленькой стране, ходить как все на работу и думать только о хлебе насущном!? Ну, вот как???!
Были ответы. Была целая куча ответов. Но...! Мы дети советских людей, воспитанные как пионеры. Мы попали не туда! Кажется, наши родители опоздали с нашим зачатием. Мы страдаем феноменальной робостью и нерешительностью.
Когда мы вошли в «Троль», там был только бармен. Потом пришли другие компании, заняли все три столика и стойку. Среди них я увидел знакомую. Ее зовут Анна. У нее глубоко посаженные глаза, худое лицо и загорелые ноги. И еще кудрявые волосы, которые всегда торчат во все стороны окружающего мира. Она заметила меня и помахала рукой. Красивая. Ее лицо похоже на аравийскую пустыню: оно обдает жарким ветром, оно мистическое и скрывает в себе пророка. Я увлекся ее лицом и прослушал очередной анекдот Артура. Гриша мудро затягивался сигаретой. Я подошел к ней.
-Как поживаешь, герой? - приветствовала она меня.
Я потянулся ее поцеловать. Я всегда целую красивых девушек, это помогает мне собраться с духом.
-Отлично, знойная красавица, - сказал я, - ты одна или с кем?
- Я с ребятами из нашего офиса, - говорит она. Офис их я знаю. Их начальник покупает в книжном магазине всякие книги о магии. Анна знакомит меня с «ребятами». Ничего себе, нормальные.
-Ваик, - говорю я,- очень рад знакомству.
-Серьезно, что ли? - отвечает один из Аниной компании.
-Не понял? - говорю я.
-Языком зря не трепи и вали отсюда! - говорит мне «нормальный ребенок» из этих «ребят».
Грубо. Откровенная грубость. Я ненавижу откровенную грубость. Хотя неоткровенная, наверное, еще хуже. Но это свинство.
Я стоял и не знал что делать. Я мог опрокинуть их стол и затеять драку. Я мог проглотить эти слова и уйти, но что бы подумала Анна? И важно ли мне, что она подумает? Я мог, в конце концов, сам сказать какую нибудь грубость в ответ. Как минимум, целых три выхода, но ситуация на самом деле безвыходна... И, наверное, Артур не до конца понимает, как он меня выручил. Я услышал его голос через крохотный зал:
-Хорош возится с этими придурками, Ваик, иди сюда.
Это как выиграть в лотерею. Это как азартная игра. Я проигрывал, а вот теперь фортуна со мной. Я долго и жестоко смотрел в глаза «нормальному ребенку». Тот хотел сделать злую рожу, но не смог, увел взгляд. Все другие молчали. Анна тоже. Я сказал ей “до свидания”. Она невесело улыбнулась.
-Этот тип, служил с моим братом в армии, - сказал мне потом Артур, - реальное чмо, брат про него рассказывал.
Интересно, откуда это чмо знает Анну? И почему собственно я о ней переживал тогда?

День.
Я спас жизнь девушки. Я спас жизнь человека.
В магазин позвонили и спросили книгу «Над пропастью во ржи». Я всегда радуюсь, когда спрашивают эту книгу. Она мне очень дорога. Помнится, когда-то я провозгласил ее своей конституцией. Мою жизнь можно разделить на два крупных периода: до того, как прочитал эту книгу и после этого. Мне было 18, когда я ее прочел. Потом перечитывал несколько раз, так мне она нравилась. И сейчас нравится.
В магазине специального сервиса доставки нет, но когда звонят из близлежащих домов, мы делаем исключение. Я сам напросился доставить книгу, мне стало интересно, кто заказывает «Над пропастью во ржи» по телефону.
Это была элитная многоэтажка. Обычно в таких домах заняты всего лишь три-четыре квартиры. Цены на них безбожно бешеные.
Квартира была на верхнем этаже, я поднялся по сверхсовременному лифту. Хорошо, что читающие «Над пропастью во ржи» живут в таких элитных домах.
Дверь открыла девушка. Вдрызг пьяная и едва одетая. На одной ноге чулок. Белая широкая сорочка едва достигает талии. Волосы растрепаны. Глаза красные. Дыхание хриплое.
-Принес?,-спросила она фамильярно.
-Принес,-ответил я.
Она взяла пакет. Вынула книгу. Посмотрела на нее и удалилась вглубь квартиры. Я нерешительно последовал за ней. Когда она появилась снова, в руках у нее была зажигалка. Она чиркнула ею и попыталась поджечь книжку. Та все не хотела гореть. Обуглив несколько страниц, она пару секунд держала книгу в руке. Потом бросила. Она явно была неадекватна. Вскрикнула. Побежала через коридор в комнату. Я за ней. Она выбежала на балкон. И к перилам.
Я успел схватить ее за руку, когда она одной ногой перешагнула через перила. Пытаясь высвободиться, она начала кусатья. Укусила меня за руку. Я втащил ее обратно. Она царапалась, дыхание было ненатурально хриплым.
Кусалась она как собака. Чуть палец не отхватила.
-Да успокойся ты, успокойся,-повторял я. Она ударила меня в живот. Удар у нее поставлен хорошо. Я отшатнулся, она снова попробовала достать до перил. Я схватил ее за ноги. Руками она держилась за перила, а я держался за ее ноги. Попка, у нее была прекрасна, но ужасный хрип ее дыхания отгонял прочь все сексуальные мысли.
Пока шло это ожесточенное противостояние, в квартиру кто-то вошел. Это был средних лет мужчина. Солидный, с прической как у Гитлера.Он сочувственно посмотрел на меня.
-Хотела выброситься?,-спросил он.
Я промолчал. И так все было видно.
-Я разберусь,- сказал мужчина.
Он подошел и врезал ей в челюсть. Она обмякла и распласталась на полу.
-Шизофреничка,-сказал мужчина,-Прошу прощения. С ней такое бывает... Вам лучше уйти.
Я ушел.
Странно, что во всем этом замешан роман «Над пропастью во ржи». Что случилось с этой девушкой, почему она хотела покончить с собой. Что это?
Эта книга и в других историях замешана. Ее читал тот тип, который убил Ленона. Интересно, зачем?
Добравшись до магазина, я вспомнил, что не взял денег за книгу. Но возвращаться не стал. Стоимость «Над пропастью во ржи» вычли из моей зарплаты.

Вечер.
В пабе «Стойка» танцуют. Это не дискотека, тут довольно паршивая аудиосистема, но тут танцуют, потому что много места. Обстановка абсолютно неформальная. После двух-трех бутылок хочется непременно что нибудь натворить, но слава богу, почти все выбирают танцы. Я танцую с Амели и не знаю откуда у нее взялось это имя. Возможно, это не настоящее имя, но девушка вполне настоящая, на ней зеленое платье, черный лифчик и отсутствие каких-либо трусов и обуви. Она легкая, от нее пахнет детством, я способен влюбиться в сию же минуту. Амели танцует бесподобно.
-Она хорошенькая,-замечает Гриша.
-Она вертихвостка,-добовляет Артур. Я допиваю свою бутылку, целую друзей и бегу дальше танцевать с Амели.
Насколько я помню, я сделал четыре подхода к барной стойке. Кажется, в последний раз я заказывал Кровавую Мери. Амели предпочитала отвертку. Музыка играла разная, от хауса до регги, и я подпевал с Бобом Марли песню Could You Be Loved.
Потом я очутился на каких-то холодных камнях. Это был Каскад с потрясающим видом на город. Гриша и Артур сидели рядом.
-Голова, - сказал я. Голова у меня раскалывалась. Хотелось завыть от боли. Лучше бы мне ее отрезали.
-Мы на крыше вселенной, Ваик, - сказал Гриша и протянул мне сигарету. Я закурил. Образы становились яснее, я что-то вспоминал.
-Где она? - спросил я.
-Ты посадил ее в такси и отправил домой, - сказал Артур.
-Куда?
-Домой.
-А где ее дом??? Она доехала?
-А мы знаем? - сказал Гриша, - позвони и спроси у нее.
Я поискал в карманах телефон. Ни одного контакта по имени Амели не обнаружилось. Придурок, я ее упустил.
Артур протянул мне бутылку пива. Холодные, белые лестницы Каскада отражали лунный свет. Пиво хорошо пошло, мне сразу стало легче.
-Как теперь ее найти?
- Встретишь снова, - сказал Гриша, - обязательно встретишь!
-Да? И почему ты так уверен?
- Ты же ее встретил! Вот и еще встретишь!
-Что-то я вас не понимаю, что за разговоры?
-Вспомни прошлый раз, - тихо сказал Артур.
Я сделал большой глоток из бутылки. Точно алкоголик. Придурок, никчемное существо, я ее забыл тогда и совсем не вспоминал.
Несколько месяцев назад я уже знакомился с этой девушкой, танцевал с ней, а потом не мог ее вспомнить. Я элементарно забывал брать у нее номер телефона или адрес, ну или хоть что-нибудь.
Всю ночь я думал о ней и о своей глупости. Амели точно свела меня с ума. Ни одной другой такой нет. При виде ее я уже не однократно лишался разума, начинал крутиться как угорелый и забывал слишком многое. Да что такое это ЗАБЫТЬ??? Как такое возможно? Как можно два раза одинаково лохануться?! Как???
Мне стало до боли тоскливо. Я всегда стыдился спрашивать у девушек номер телефона. Это было для меня несколько деликатно. Я боялся нечаянно перейти линию вежливости. Но это было давно, и теперь другая история. Тоска усиливалась от той мысли, что завтра вечером я о ней даже и не вспомню, а может, нарочно отгоню от себя все мысли о ней. Увы, я не способен на отчаянные поступки, мои романтические амбиции тонут в волнах благоразумности. Потенциальный алкоголик говорит о благоразумии. Это смешно, но мне хотелось выть. Да! Я не способен бегать по всему городу в поисках ее. Я не способен ходить по всем пабам и искать ее, ждать, распрашивать о ней у других. Я на это не способен, даже во имя Амели, точнее о вероятной любви к ней. Даже большой и светлой. Спросите меня, и я отвечу - любовь самое великое явление, но я не способен ради него, ни на что. И самое ужасное - я ищу в этом виновных. Я не согласен брать вину на себя.
Я заснул как раненый гал. Утром меня ожидало офигенное похмелье.

День.

Мысли о Амели не покидали меня уже несколько дней. И похмелье как будто не проходило, сплошная муть в голове. Работал тихо и смиренно. Мое дело показывать места книг. В книжном магазине я как местоимение «там», отвечаю на вопрос «где?». Дэн Бран тут, Достоевский там…
Я разглядывал детективные книги. Мастера жанра. Гарднер, Чейз, Кристи, Шелдон и многие другие. Они написали свои книжки много лет назад, и до сих пор их читают люди самого разного возроста. В этих книжках есть напряжение, много Запада, погони, много красивых дам, оружия, виски – всего того, что не бывает в жизни.
Пришла старая женщина.
-Есть у вас Чейз? - спрашивает.
-Есть, - говорю. Показываю солидные тома. Даю ей одну книгу. Она улыбается, открывает, глаза становятся мокрыми.
-Он таким был, он таким был…,-говорит старая женщина.
-Кто?
-Мой Чейз…
-А вы его знали? - спрашиваю.
-Я знала его два месяца, три дня и шесть часов…. он таким был…Мой Чейз.… Кстати, его читают сейчас?
-Да, - отвечаю, - читают нормально.
Люди рассказывали мне, как они пугали пингвинов в Антарктике, как охотились на кенгуру в Австралии и как видели Шарля Азнавура в Мулен Руж. Я знаю, что люди умеют врать. Это называется мифомания, когда человек все время рассказывает небылицы. Но старая женщина говорила правду, я это чувствовал.
Она постояла еще несколько минут с томом Чейза в руках, потом пошла к кассе, купила книгу и ушла. Я очень хотел бы ее распросить об авторе, но меня отвлекли другие посетители. Я показывал учебники по математике каким-то восьмиклассникам.
Позже, тем же днем, я был втянут в криминальную историю.
Вообще это ужасно. Криминал это ужасно, но это так меня тянет и я знаю, что не одного меня тянет. Мои родители способны умереть при одном упоминании этого слова. Они не представляют, что их сын может быть вовлечен в уличные банды, может курить травку, и может ограбить кого-то. Они этого не поймут. Они не переварят. Когда показывали фильм “Бригада”, мама смотрела на это с недоумением. Ее реакция на слово “криминал” была для меня удерживающей силой. Вероятно, что ужас таких интелегентных матерей к уголовщине избавил страну от тысячы злобных преступников. Но, благодаря этому же, в нас умерло нечто, что могло реализовать нашу свободу. Мы курили травку, но не говорили об этом никому, чтоб не узнали родители, мы напивались в стельку, но не приходили домой, пока не протрезвеем, мы участвовали в массовых межрайонных драках, но берегли свои лица, чтоб не спалиться перед отцами, мы крали в магазинах мелкие товары, но боялись взять из дома денег без спроса, даже одну монетку. Храбрости у нас не было, и нет.
Парень примерно моего возраста очень хотел купить “Алхимика” Коэльо. Ему не хватало денег, он говорил, что очень спешит, опаздыват на свидание, хочет подарить девушке книгу, но не успеет сбегать в банк обналичить деньги. Он попросил, чтобы я пошел вместе с ним. Он получит деньги, расплатится со мной, и я вернусь в магазин, а он уйдет с книгой, чтобы зря не возвращаться. Идея мне понравилась, и я решил пойти с ним. По дороге книгу держал он. Он мог убежать в любую минуту. Не думаю, что я стал бы преследовать его. Слишком популярная эта книга, да и с дыханием у меня не все в порядке. Однако в мыслях парня не было ничего подобного, и он направлялся прямо в банк. В банках всегда отличный климат. Когда мы вошли, я улыбнулся от приятной и нежной прохлады. Как жаль, что я не бываю в банках часто. Парень с “Алхимиком” в руках, направился к первой же кассе, вынул из кармана немаленького размера ствол и начал орать как угорелый.
-А ну живо, живо, тварь, гони деньги, сука, живо, живо!!!
Он был настолько истеричен, что люди просто отшатнулись от него. Было ясно, что парень невменяем и способен выстрелить в любого. Охрана пыталась было промолвить что-то вроде “успокойся, малый, положи оружие на пол” (ведь именно так говорят в фильмах), но любитель Коэльо выстрелом в потолок дал понять, что отступать, не намерен. Между тем кассирша поставила перед ним добрую стопку цветных бумажек.
-Ты что корова, ты что думаешь, сука? По-твоему мне это все нужно??? Что я буду с этим делать, мне нужно столько, именно столько!!!
Он взял всего несколько бумажек, остальные разбросал по кассе, подошел ко мне, протянул одну купурю мне.
-Сдачи не надо, - сказал он.
-Но…
-Когда не достает денег, я беру их в банке, - сказал он и ушел через главную дверь. Экстраординарный тип. Только через пару минут, после его ухода пришли полицейские. Меня задержали и увезли в участок. Я там все рассказал, меня благополучно отпустили, а деньги за “Алхимика” конфисковали. Стоимость книги шеф высчитал с моей зарплаты.

Вечер.

Паб “Метро”. Гриша пишет sms своей подружке. Я бросил два ломтика лимона в свою кружку. Пиво с лимоном очень даже ничего. Артур о чем-то говорит с официанткой. Он кричит во все горло, потому что в “Метро” катастрафически громкая музыка и невозможно никого услышать. Пахнет тут свежим пивом. В “Метро” всегда полно знакомого народа. С Гришой постоянно здороваются его студенты, не дают дописать эсэмэску. Меня и Артура часто узнают милые на вид девушки. Артур говорит им всем «салют!», это меня немного смущает. Я не чувствую себя ничтожеством, потому что не забыл про Амели . Где она? Легкая девушка, которая ходит босиком, где она? У меня такое чувство, что обязательно встречу ее именно в «Метро». Я не способен ее искать, но вполне способен ее ждать.
Артур что-то мне кричит.
-Что?,-ору я в ответ.
-Что ты смотришь по сторонам, ее здесь нет, успокойся!
-А...,-говорю я.
Ему легко говорить, его статью наверное читатет какая нибудь венгерская красотка.
В паб входят туристы. Похоже что туристы. Немцы. Трое огромных мужчит и две загорелых некрасивых женщины. Почти все европейские туристы, которых я видел в этом городе, некрасивые. Какие-то измученные, потертые, потрепанные. Меня это огорчает, потому что это сигнал-там, за кардоном, за семью горами вовсе не красивые светлые люди, про которых снимают фильмы.
Немцы говорят очень громко и звуки их грубого языка глушат даже шум «Метро». Немецкий меня всегда радовал и пугал одновременно. Во первых это смешно: маленький человек в мундире, с усами говорит столь грозные вещи столь грубой интонацией и настолько эмоционально. Во вторых, страшно, потому что он все это говорит всерьез. В детстве с немецким языком были такие ассоциации: фюрер, рейх, хенде хофф, ахтунг-ахтунг. В более зрелом возросте, такие: ах, йа-йа, дас ист фантастиш, ох, йа-йа. Но эти немцы никакие не эсэсовцы и тем более не порно звезды. Они никак не похожи на тех немцев, о которых я имею представление. Артут кричит им «салют!». Немцы отвечают ему хором то же самое, и я безумно хочу рассказать обо всем этом Амели. Я готов спорить, что не влюбился, хотя не уверен в своей победе. Пиво испаряется на глазах, и я то и дело заказываю снова. Официантка что-то мне кричит.
-Что? - ору я ей в ответ.
-Может сразу большую кружку принести?
-Йа йа, - отвечаю.
Вообще, когда присутствуют иностранцы, обстановка сразу меняется. Выходит на первое место национальная ответственность. Начинаешь нервничать, как бы не опозорить свою страну и свой народ. Это, наверное, такой комплекс маленьких народов.
Наши родители выросли в огромной стране и успели воспитать нас как граждан советской империи. Но вот думать державно, мы почему-то не умеем… Мы смотрели Винни Пуха, Приключения Шурика, Терминатора и Рембо почти одновременно. Мы думали, что мир это и есть та великая страна, о которой говорят наши родители. Но оказалось, что мы в маленькой стране, которая почти не видна на политической карте мира. И чем меньше казалась нам наша страна, тем меньше мы надеялись стать супергероями и тем больше мы начинали жалеть наших родителей. У многих и многих эта проблема успешно решена. Многие и многие живут националистическими идеями. И их абсолютно не тревожит малость этой страны, для них важен ее суверенитет. А в нас родители позабыли положить этот самый национализм. Понимая, что мы сидим на исторической нашей родине, мы не перестаем смотреть на Запад и на Восток. Мы хотим осязать весь мир, и для нас мала наша крохотная страна.
Немцы оказались в поле внимания всей аудитории паба. Их стали угощать пивом. Кажется, всем был нужен повод для общего веселья и вот он, нашелся. В честь иностранных гостей устроили танцы. Я потерял счет кружкам через полтора часа. Домой вернулся только под утро. Амели среди этого веселья не было.

День.

Работая в книжном бизнесе, я встречаюсь с писателями. Помню, Бегбедер где-то говорил; “Писатель - самая легкая профессия, чтобы быть писателем нужно только представиться при знакомстве: писатель”. В книжный магазин заходят множество авторов. Среди них нет классиков и так называемых “звезд”, но они вполне симпатичные люди. Некоторые даже очень трагичные, так что, вспоминая их, мне становится тоскливо. Однажды я почувствовал себя убийцей. Пришел добрый такой, светлый старичок, солидный, элегантный. Спрашивает.
-А скажите, молодой человек, где поставлена моя книжка?
Я понял, что это автор. Книжка называлась “40 дней печали, 40 дней поисков”, ну или что-то в этом роде. Я сказал, что попытаюсь найти и пошел посмотреть по складской программе магазина, где зарегистрированы все книги. Оказалось, что книги этого автора перенесены на особый склад, где они готовятся к возврату поставщикам. Причина возврата - за три месяца не было продано ни одного экземпляра. И мне пришлось сказать это старику. Он постоял немножко и ушел. Мне стало его жалко, но я переборол это чувство. Сами виноваты, пишут всякую дребедень или хрень какую нибудь несуразную, а мне это продавать приходится. Нет, чтоб романы написать, детективы, фантастику, беллетристику, чтобы людям интересно было. Вот муть всякую пишут, поэтому так получается.
На этом порыве литературной критики мне полегчало.
День готовил для меня сюрприз. День, светлое время суток. День-это время, когда критическое количество всякого странного народа выходит на улицу и творит свои деяния. Раньше много работал по ночам и знаю точно: чтобы не говорили, вероятность встретить неадекватных индивидуумов в светлое время суток гораздо больше.
-Братец, одолжи мне свой бейджик, - сказал мне тип с парковки. Он был одет в их оранжевый жилетик.
-В смысле? - сказал я.
-Ну, я свой дома забыл, а без бейджика на улице нельзя, выручай, а?
-Что, дать тебе свой? Может сначала карточку убрать? Прицепишь только белый листок.
-Нет, друг, засекут, дай с карточкой и с фоткой.
-Да мы не очень-то и похожи…
Он был морщинистый, лысый, сгорбленный и, кажется одноглазый.
-Да ну…,- хотел было я отмахнуться.
-Клянусь светом глаз моих детей, брат, верну, как только сдам смену, не откажи, а? Выручай!
Что я мог поделать? Одолжил ему свой бейджик… Правильно говорил Довлатов: “В жизни должна быть какая-то доля абсурда”.
Вечером парковщик вернулся. Взволнованный.
-Слушай, брат, слушай, там такая…
-Что?
-Там девушка одна, не поверишь насколько красивая, вот такая, - он показывал неопределенную фигуру.
-Ну что?
-Короче она тебя узнала, сказала, что я хорошо танцую, то есть ты, сказала…
Амели. Черт меня дери, это должна была быть Амели.
-Какая она была?
Парковщик снова показал неопределнную фигуру.
-Куда она пошла, где она???
-Ушла, - говорит,- в ту сторону, не догонишь.
Я готов был задушить парковщика. Хоть бы Амели прочитала на бейджике название книжного магазина. Хоть бы прочитала.
-Братец, ты мне свой бейджик продай, а? Я куплю, всю свою дневную зарплату отдам, а? Продай, а?
Я собрал волю в кулак и отказал.
К концу рабочего дня передо мной возник шеф.
-Ты что на парковках зарабатываешь??? В рабочее время? Штраф в размере десяти процентов от зарплаты!!! И не спорить!!! Замечу еще раз-уволю!
По дороге домой встретил старого знакомого Эмиля.
-Ты что, работаешь на парковке? - спрашивает.
-Нет.
Встретил Зою Николаевну, бабушку своего друга.
-Ты что, родной, на парковке работаешь? Надоели небось книжки?
-Нет, - говорю.
В автобусе женщины, сидящие напротив, перешептывались.
-Такой молодой красивый парень, а работает парковщиком…
Я вышел на следующей остановке. Дома меня узнали.

Вечер.

В пабе “Beatless” не так много народа. В основном это студенты. Люди молодые, красивые и светлые. Мы сидим у барной стойки. Артур выбрал себе коктейл B52, Гриша пьет водку с энергетиком, я предпочитаю простое разливное пиво. Мне как-то плевать на калории и угрозу обрести пивное брюхо. Молод еще для этого.
-Они иностранцы, - говорит Артур.
-Да, они британцы, - отвечает Гриша.
-Не битлы, а вот эти вот студенты, они моложе нас на 3-4 года, да? А все равно иностранцы. Они родились в другой стране, они иностранцы. Или мы иностранцы, уже не разберешь…
Когда Артур так грузится, значит, собирается много выпить. У него философия всегда граничит с алкоголизмом. Впрочем, у кого иначе?
-Ты думаешь разница слишком велика? Между нами и ими? - спрашиваю.
-Разница огромная, - говорит Артур втягивая в себя свой B52. Он прикуривает у меня сигаретку и продолжает.
-Мы последнее поколение умирающей страны, умирающего общества, культуры. А они первое поколение...покалеченной и бескультурной страны.По-моему между нами целая бездна. Они иностранцы. Посмотри на них, они жизнерадостные. Их родители занимались производством своих детей, когда шла война, в доме не было электричества, не было воды чтобы умыться, было холодно и сыро, были пустые желудки...а поколение родилось вон какое жизнерадостное. Прямо как иностранцы.
-А мы что,-спрашиваю,-мы не жизнерадостные?
-Мы носим обиду за утраченные грезы,-говорит Артур. Гриша отводит от него взгляд. Видно, что ему тяжело слушать все это. Видно, что он согласен, но не хочет об этом говорить.
-Мы родились морально устаревшими,-говорит Артур.
Мы много говорили на эту тему и раньше. Она нас всегда интересовала и особо заморачиваться на ней не хотелось. Я оглянулся по сторонам. Про Амели я еще не забыл. Очень вероятно, что она тоже в «Beatless». Если я увижу ее, то первым делом спрошу о ее возросте. Если она родилась в 90-ые, значит это уже международные отношения, нужно будет особую дипломатию применять. Я поймал себя на том, что при мысли о ней, у меня ничего не шевельнулось, ни в штанах, ни в сердце. Видимо чудодейственное влияние сумасшедшего нашего танца отпускало меня. Но я молил ей появиться. Это было бы волшебно, я так этого ждал, кажется, я влюбился, и если она не появится, то все закончится не начавшись.
-Водку, для этого молодого человека, - сказал Гриша, показывая официантке в мою сторону.
-Что я-то?
-Лицо у тебя напряженное, думаешь о чем-то, расслабся.
Я выпил водку. Амели не появилась.

День.

Книголюбы народ странный. Я уверен, что книголюб более маниакален, чем филателист и тем более чем какой нибудь нумизмат. Книголюбы, которые чуть ли не “любят” свои книги и книги вообще. Как это ни странно, примерно треть посетителей книжного магазина являются постоянными клиентами. Они приходят каждый день, и каждый день покупают по книжке, не важно какой. Но при этом тщательно выбирают эту книжку в течение двух, трех, четырех, пяти, шести часов.
-Алло, я в кнжном, буду через пять минут.
Как правило, после этих слов проходит не менее часа, когда за книголюбом в магазин приходят его жены, дети, родственники, друзья и прочие доброжелательные люди, чтобы угомонить его и вытащить из мира корешков и переплетов.
Пришла молодая пара. По выражению лица мужчины я сразу определил, что он является книголюбом. Он сразу набросился на букинистические книги, начал копаться в них и перестал замечать окружающий мир. Его спутница имела фигуру песочных часов. Она разглядывала кулинарные книги на другом этаже магазина. Иногда она спускалась к мужчине в букинистический отдел, чтобы спросить, когда они выйдут. Мужчина отвечал.
-Щас, щас…
Он даже не смотрел на свою даму, а на ней было коротенькое платьице, которое безжалостно подчеркивало ее фигурку. Я все время крутился по магазину, возясь с другими посетителями, но мой взгляд всегда находил эту женщину аля Софи Лорен. Ее лицо выражало тоску и скуку. Уловив мой взгляд, она улыбнулась. Я улыбнулся в ответ. Ее широкое декольте показывало мне идеальной формы груди. Я не мог не смотреть на эту женщину.
-Могу чем нибудь помочь? - спросил я.
Она тогда выходила из букинистического отдела, куда ходила посмотреть на своего книголюба.
-Покажите мне, пожалуйста, книги по вязанию.
-С удовольствием.
Мы поднялись на другой этаж. Я показал ей книги. Они ее не заинтересовали.
-Где тут поблизости есть мороженое? - спросила она.
Я сказал, что прямо за углом дают изуметельное итальянское мороженное, и добавил.
-Может мне присоединиться?
-Почему бы и нет,- улыбнулась она.
До мороженного мы не добрались. Мы вошли в соседний подьезд. Подезды в старых домах центра, где живут относительно богатые люди, двери со специальными замками. Я знал код этой двери и открыл ее. Мы вошли, и я набросился на нее. Она была как вишенка, ее губы были как фрукты. Я прижимал ее к стене. Она тихо стонала. Презервативов не было. У нее были гигиенические салфетки. Ими она протерла ноги и промежность, когда мы кончили.
На прощание она сказала, что покушает мороженное в другом месте, и ушла.
Я вернулся в магазин. Ее мужчина все еще копался среди пыльных книг. Он вылез оттуда спустя полтора часа с томиком Чехова в руке.
Весь день я ходил среди книжных полок и никак не мог успокоить сердце. Оно билось как сумасшедшее. Я был рассеян. Я не мог думать об этой женщине. Лезли мысли о книгах, о их вреде, про Амели, которую скорее всего никогда не увижу и о томике Чехова.
Когда магазин уже закрывался, пришла другая женщина. Она была в ярко красном платье, в белых чулках и с белой сумочкой. Она пахла французскими духами. Ее декольте было откровенее, чем у “Софи Лорен”. Когда она спросила меня, где у нас лежат книги Чехова, я уронил сувенирную керамическую книгу. Сувенирное изделие разбилось вдребезги. Женщина в красном платье и белых чулках, позвала другого работника. Шеф высчитал стоимость керамической книги с моей зарплаты.

Вечер.
Пиратский паб “Tortuga”, в котором пиратов никогда не было и не могло быть: город наш сильно отдален от берега моря. Но паб есть. И народу там всегда много. Гриша сидит со своей подружкой отдельно. Там есть качели. Они сидят на качелях, как голубки. С Артуром пришли две девчонки. Симпатичные, одна из них все время говорит о книгах. Говорит, что Сабатини ее любимый автор, и что она именно потому любит паб «Tortuga». Она милая. Если бы знал, что увижу такую девушку, приготовил бы для нее подарок. Очень хорошенькая девушка.
-Я мечтала стать юнгой на старом корабле,-говорит она.
Ну правда, прелесть.
Я тоже мечтал, когда-то. Я смотрел все фильмы и мультики про пиратов и про эпоху великих открытий. Это так далеко и так романтично. Подумать только, как старые деревянные корабли на парусах рассекали моря и океаны, преодолевали бури и в конце концов достигали суши.
В “Tortuga” пьется легко и непринужденно. Некоторое время спустя мне показалось, что паб так и качается как морской корабль.
Я вспомнил про тех египетских типов, которые ввалились в книжный магазин и устроили там воскрешение. У меня как-то не было времени об этом подумать, а сейчас я задумался.
Все находится на грани. Наша скучная однообразная и бесперспективная жизнь находится на грани чего-то чудесного и паранормального. В центре моего города был проведен, возможно, самый изощренный древний ритуал воскрешения с помощью «Книги Мертвых». И сейчас я чувствую, будь какой нибудь толчок, какое нибудь замыкание проводов повседневной реальности, и мы все окажемся на необитаемом острове, и я буду доставать кокосы и бананы с высоких пальм для этой девушки.
Я оживленно о чем-то рассказывал Артуру. Я рассказывал ему, но скорее просто хотел произвести впечатление на девушек и особенно на мою юнгу. Кажется, я говорил о Кингстоне, столице Ямайки. Расссказывал, что порт этот, был центром для пиратов Карибского моря.
Я заметил, что Гриша подмигивает мне из-за плеча своей девушки. Я вопросительно на него посмотрел. Он показывал на вход. Там стояла Амели. Она была не одна, а в сопровождении всякой пестрой молодежи. Я подумал, что она, скорее всего иностранка. Родилась, наверное, в другой стране. Я ждал ее в последние дни все время. Я должен был обрадоваться ей. Но у меня что-то екнуло.
Амели со своей компанией села в отдаленном углу. Она меня не заметила. Юнга моя все время смеялась и рассказывала смешные истории. Я не мог сконцентрироваться на том, что она говорит. Мысли мои летали вокруг столика Амели, маневрировали около барной стойки и возвращались за наш столик, посмотреть на юнгу.
В пабах все сначала сидят на своих местах. Потом, когда уже выпито достаточно, случаются повсеместные рокировки, танцы и тому подобные миграции. Я был как корабль в этой толпе народа. Я имел два полюса и плыл по экватору. Мой капитан, был таким же нерешительным как я. Он не отдавал приказов на счет маршрута, и корабль мой дрейфовал. Я встречался с Амели, я целовал ее, но терял из виду и пускался на поиски моей юнги, встречал ее, говорил, что она чудо, терял ее из виду, бесцельно бороздил волны людского окена, натыкался на Амели, как на спасительную гавань, целовал ее, говорил, что она прелестная, что у нее самое прекрасное зеленое платье и что ей идут босые ноги. Что-то внутри меня умоляло капитана дать приказ «лево руля» или «право руля». Капитан молчал. Корабль мой, окончательно сбился с курса и обнаружился только дома, в постели.

День.

Впервые я подрался, когда был в пятом классе. Подрался из-за бумаги. Точнее из-за одного дауна, который ел бумагу. Мы тогда переехали в новый район и я ходил в новую школу. Был мой первый день в этой школе. И в классе был странноватый мальчик. Во время перемены, он начал есть бумагу. Он срывал листы с тетради и пережевывал их. Одноклассники за это начали его бить. Но оказались и такие, которые стали дауна защищать. Началась волокита. Через несколько минут уже не было ясно кто за кого бьется. Просто все дрались. И я тоже.
Интересно, но в последний раз я тоже подрался из-за бумаги. Я заметил толстого парня, когда тот разглядывал второй том «Дон Кихота». Сначала я не обратил внимания, на то, что он жует. А потом услышал шорох бумаги, обернулся и увидел, как он срывает страницы и кладет их в рот. Подошел и попытался взять у него книгу. Он сопротивлялся. Я стал тянуть сильнее.
-Отпусти, отпусти книгу, дубина, отпусти!!!
Толстый продолжал жевать и смотрел на меня так, как будто я хочу лишить его обеда. Вот ведь сволочь. С ума посходили что ли? Бумагу едят! Психи! Я попытался отобрать у него книгу. Он стал кричать что-то невнятное. Начался скандал. В порыве ярости он меня укусил. Мою руку, чуть ниже большого пальца. Я отмахнулся и врезал ему. Толстый оказался крепким и динамичным. Ответил аперкотом. Я еле смог парировать удар. Несколько секунд мы стояли в боксерской стойке. Толстый наступал. Он весьма быстро преодолел дистанцию между нами и хотел ударить меня по лицу. Я снова отмахнулся, оказался у него за плечом и опустил левый кулак прямо под глазом. Это на несколько секунд ослепило его. Но он оказался проворным. Не сдался. Снова начал орать и сыпать меня краткими ударами. Я отступил на полметра, удары меня не коснулись. Адреналин сделал из меня настоящего боксера. Или кигбоксера. Следующий удар я сделал ногой в его брюхо. Толстый чуть не упал. Он стал плакать. Он плакал как младенец. Мне стало безумно его жалко. Я хотел было подойти и извиниться, но он убежал.
Черт их всех дери, этих книжных пожирателей. Нужно посмотреть в гугле, как называется этот синдром. Может быть бюрофилия? Мой друг рассказывал, что иногда беременные женщины едят головки спичек. Серьезно. Они едят головки спичек, потому что их смертельно тянет. Так бывает, когда эмбрион нуждается в фосфоре. Интересно, в чем нуждаются пожиратели бумаг.
Чувство вины не покидало меня весь день.
Настоящие скоты те, что давят на мою совесть.
Я упрекал себя в том, что затеял драку. И в том, что дрался. Иногда это хочется всем. Драться- это нормально. Но, оказывается, не для меня. По-любому я в проигрыше. Если выиграю, будет мучить совесть, если проиграю, буду страдать от ран и унижения.
Мои друзья, Артур и Гриша, тоже такие. Я помню, как однажды Гриша весь город прошарил, чтобы найти одного типа, которому ночью разбил челюсть. А Артур готов извиниться, даже если во время драки пострадал только он. Я их понимаю. И не понимаю тех, кто иначе. Мои родители кажется никогда не дрались. Хотя может и дрались. Мне очень интересно это знать. Интересно выигрывали ли они свои бои?
И что сказали бы девушки, увидев как я дерусь? Неужели им это понравилось бы?
От мучений совести меня спас шеф. Он высчитал стоимость второго тома «Дон Кихота» с моей зарплаты.

Вечер.

Моя юнга уехала в Америку. В Чикаго. Была такая песня “ Ты улетаешь в Чикаго…”, нравилась мне. Чикаго, это почти как Нью-Йорк, только на побережье большого озера. О ее уходе я узнал от Артура. Она просила ему передать, что ей было очень приятно пообщаться с нами. Особенно она попросила передавать приветы мне. Я был счастлив и огорчен. В пабе «West» не хватит пивных запасов, чтобы потушить пожар моей тоски. Я счастлив, что она передала мне привет, но я огорчен, что она летит как воздушный пират в свой Чикаго.
-Она из большого мира, - сказал я Артуру.
-Она покоряет воздушные просторы, - говорит в ответ Артур и смеется. Он не серьезный человек. Я обращаюсь за пониманием к Грише.
-Она из большого мира. Там где есть самолеты, американские города, мафиози, ковбои и, может быть, даже индейцы. А мы сидим тут, в подополье, как крысы, и никогда отсюда не выберемся.
Гриша улыбается. Кажется, он тоже несерьезный человек.
-Да что же вы? Не понимаете совсем?
-Понимаем, - отвечают в унисон, - только ты не переживай так особо…
Как я могу не переживать?
После нескольких бутылок я начал думать про Амели. Она умница, она не покинула меня, она может быть не здесь, но она в другом пабе, где-то под землей и никуда она не поедет, не бросит меня. Я думал это все и еще думал, как я жалок, что не иду сейчас бродить по городу, в поисках ее. И кто такая эта проклятая юнга, которая заставила меня думать о себе.
Я рассказал парням о своем рюкзаке. У меня был такой шикарный рюкзак. И был переходный возраст. Я собрал туда свой магнитофон, несколько конфет, майку «Nike» с надписью «Just Do It» и хотел утром отправиться в путь. Я расчитывал дойти до вокзала, тайно (зайцем) сесть на поезд идущий к морю, а там незаметно подняться на какой нибудь корабль и…
Утром мне стало жалко маму, и я остался дома. Моя мечта не вышла даже за порог дома. Вероятно, что-то сломалось именно в этот момент. Но я снова виню в этом своих родителей, которые были слишком интеллигентны, чтобы прогнать меня сами.
Друзья слушали мою историю молча, но она видимо на них подействовала, потому что они нахмурились. Я испортил им настроение и был абсолютно доволен.
-Я тоже однажды чуть не попал в большой мир, - заявил я вконец.
Весь вечер Артур с Гришей просидели плотно присосавшись к своим бутылкам. Я на них внимания не обращал, потому что появилась Амели, и я все время за ней бегал, танцевал с ней, пил на брудершафт и целовал. Говорить мы не говорили, но все время смеялись. Другие посетители паба на нас даже косо поглядывали. Амели больше не была в зеленом платье. На ней бытли джинсы и кеды, и я впервые заметил на ней обувь. Ее волосы были мокро-кудрявые и пахли мылом. Это меня окрыляло.
Потом она пропала. Я даже не зафиксировал в какую именно сторону. Просто удалилась и больше не пришла. Кажется, пошла в туалет или домой. Я понял, что до сих пор не спрашивал у нее ни номера телефона, ни адресса.
Артур и Гриша сидели у барной стойки. Когда я к ним вернулся, бармен рассказывал им анекдот. На прощание я крепко их обнял.
Они меня простили.

День.

В книжный магазин зашли двое французских пилотов. Настоящие французы. Других я не видел, но эти точно были настоящими. Словом, такими, какими и должны быть настоящие французские пилоты, в синих мундирах, с крутыми фуражками. Их самолет компании “Air France” наверное до этого был в Париже, до Парижа в Касабланке, до Касабланки в Рио де Жанейро. И теперь этот самолет с этими пилотами у нас в городе.
Французы держались, как на советских плакатах держатся строители коммунизма. Широкие улыбки, беззаботные лица, белые зубы.
Одна из наших девушек говорит на французском. Пилоты обрадовались, что тут знают их язык. Они спрашивали книги русских классиков на языке оригиналов. Девушка показывала им книги и сияла. Не каждый день у нас французы прилетают за русскими классиками.
Когда пилоты ушли, магазин опустел. Эти пришельцы улетели и все. Магазин, который на миг стал международным, снова превратился в простой книжный ларек. Мы же, почувствовавшие себя на острие международных отношений в своей профессиональной деятельности, снова стали обыкновенными работниками.
Хорошо быть пилотом. Я решил выяснить, почему сам не стал пилотом. Почему некоторые люди становятся пилотами, а иные нет? Что толкает некоторых в эту трудную и опасную сферу? Откуда у них столько мотивации?
Пришел автор книги “Семь нот патриотизма”. За этим стариком нужно постоянно следить. У него старческий маразм. Старик занимается агрессивным маркетингом. Он берет с полки свою книгу, которая экспозируется корешком, и ставит ее перед другими книгами, которые экспозируются всей обложкой. Это очень грубый маркетинг. Это очень интерактивный маркетинг, это нечестный маркетинг и это свинский маркетинг. В конце концов, это просто хулиганство. Элементарное хулиганство. Я всегда слежу за этим стариком. Он подходит и здоровается.
-Вижу, продажи моих книг не слишком активны, - говорит.
-Точно, - отвечаю.
-Нужно рекламировать книгу, молодой человек, - говорит, - предлагайте клиентам эту книгу, обьясните, насколько она интересная.
Книга толстая. Пятсот страниц. Ее невозможно прочесть. Пробовал.
Я понял, что опять проморгал хитрость старика. Он уже успел поставить свою треклятую книгу в отделе кулинарии, затеснив ею шикарное издание итальянской кухни.
-А чего там интересного? - бросил я ему.
-Что???
-Что, говорю, интересного в вашей книге??? Может быть рецепты национальных блюд? Может быть приключения героев? Ну, или же история любви, какая нибудь?
-Она о родине твоей, о РОДИНЕ!
-Как-то не видно, что из этой родины можно сварить суп, - сказал я и показал на книгу в кулинарном отделе.
-Может, приготовите в следующий раз салат из национальных реликвий? Или может соус, какой нибудь из героев войны?
Я был в ярости, я говорил все это и почти кричал. Старик был не менее взбешен. Он погрозился пойти к моему шефу. И он пошел. Я меж тем убрал чертову книгу с полки кулинарных изданий. Подумать толко. Пользовались ли таким маркетингом классики? Поступали ли так Толкин или Ремарк? И можно ли представить Дэна Брауна бегущего по книжним магазинам Нью-Йорка и “продвигающего” свой товар?
Шеф оказался на моей стороне. От книг данного автора отказались. За оскорбление нанесенное посетителю, с моей зарплаты высчитали штраф.

Вечер.

В пабе «Stop» сидим у барной стойки. Черно-белый интерьер наводит на мысли о старом кино. Артур хитро мне лыбится. Артур точно что-то затеял. Мы с Гришей активно пьем, а он отказывается.
-Дело есть, - говорит.
На вопрос, что же это за дело, не отвечает. Видимо что-то секретное. Я не люблю допрашивать людей, это меня смущает.
Гриша говорит о музыке. Он говорит, что не смог бы представить музыку вообще, не появись однажды группа The Doors. Гриша утверждает, что они величайшие. Я не спорю, хотя нахожу, что есть и другие группы той же эры, которые имеют не менее значимое влияние на музыку. Если бы я сказал ему об этом, он принялся бы меня убеждать, что The Doors единственные в своем роде. И через полчаса я бы ему поверил.
Хитрая улыбка Артура не дает мне покоя. К тому же он все время смотрит на часы, как будто ждет чего-то. Я решаюсь на очередную атаку.
-Ты почему сегодня такой загадочный, чудик? - спрашиваю.
-Я сегодня на машине, - отвечает.
-Ого, трезвенник-автомобилист?
-Да!!! Скоро мы поедем в одно место парни, скоро!
-А чего мы собственно ждем?
-Рейса.
Артур иногда берет машину отца. Это старый джип. Машина почти ржавая, но уютная, едет на удивление мягко и быстро. Отец Артура бывал в половине стран мира, но это было давно, когда он работал в МИД.
Гриша продолжал восхвалять The Doors.
-Время настало, - торжественно заявил Артур. Мы вышли из паба. Шел мелкий дождь. Немножко моросило. Холодный воздух приятно освежил мое дыхание. Бело-ржавый джип стоял прямо через улицу. Мы сели, и Артур сказал.
-Добро пожаловать на борт А87!
Раньше он никогда эту машину так не величал.
-Почему А87?
-А-это я, а в 87-ом году родился!
-А, - сказал Гриша,- А-это ты!
Мы ехали через центр, к коньячным заводам, к южному автовокзалу, к аэропорту. Вялые дворники джипа тоскливо размазывали капли дождя по лобовому стеклу. Артур водил машину ровно. Отец научил его водить машины, когда ему было всего восемь лет.
Он проехал через мост Победы, свернул налево, на юг и начал гнать по шоссе, к аэропорту.
-Тут есть одно местечко, - сказал он.
-Да, да, знаем, международный аэропорт, - сказал я.
-Неет, увидите, потерпите.
Недоезжая до аэропорта, он свернул куда-то налево, поехал по шершавой дороге и начал подниматься вверх по склону.
-Это что, гора??? Что-то не помню тут никаких гор!
-Да не гора это, так... холмик!
Однако холмик был не из маленьких. Наш джип ревел и чихал, каждая лошадка под его капотом тянула ржавую жестяную коробку с тремя пассажирами наверх.
-Доехали, - сказал Артур.
Почти вертикальный подьем сменился ровной площадкой.
-Не помню я тут таких мест, - снова сказал Гриша.
-Ну чего тут помнить, холмик и есть холмик.
-А тут высоко? - спросил я.
-Сейчас увидите.
С вершины был виден аэропорт. Небо было освещено множеством прожекторов. Посадочная полоса была черной и мокрой. Она, как зеркало, отражала все вокруг. Около посадочной полосы было много самолетиков. Один из них, единственный зеленый, двигался. Он как бы настраивался. Потом зеленый самолет начал разгоняться. Вой его двигателей был ужасен. Это походило на истерику. Самолет оторвался от земли, набирая высоту. На несколько секунд он пропал из виду. Потом появился прямо из-за нашего холма. Он летел совершенно близко. Грохот двигателей оглушил нас. Были видны все детали фюзеляжа. Были видны иллюминаторы и люди внутри салона. Сквозь шум реактивных двигателей до меня добрался крик Арура.
-Машите рукой, машите рукой!!!
Я помахал. Гриша тоже. Самолет пролетел мимо нас буквально за одну секунду. Это было потрясающе. Никогда раньше я не видел самолет в действии, да еще в такой непосредственной близости. Хвостовая часть особо меня впечатлила. Хвост с вертикальным аэродинамичным крылом был огромным и с логотипом авиакомпании. Когда самолет уже удалялся, его шасси еще закрывались.
-Откуда?! Откуда ты знаешь это место??? Откуда это место взялось?
-Мне отец рассказывал. Он говорил, что раньше когда летал в командировки, ему всегда махали руками где-то вблизи аэропорта какие-то ребята. Вот я и решил, что мы тоже можем помахать. Правильно я выбрал зеленый самолет, да??? Эффектно?
-Не то слово.
Я и Гриша были не в себя. Это было настоящее переживание. Видно было, что для Артура это не впервой. Видно было, что он уже ко всему этому привык.
На обратной дороге джип разбился.
На дорогу выбежала собака. Артур запаниковал и потерял управление. Мы врезались в боковое ограждение, потом в дерево (уже на небольшой скорости) и перевенулись. То есть перевернулась машина. Хорошо что не было никакого ущелья, чтобы туда скатиться. Машина сделала только три-четыре оборота. Крыша смялась.Гриша поцарапал руку. Я испугался. Артур сбегал за водой. Он говорил, что если мы не выпьем воды, от страха у нас возникнет диабет. Смешной он.
-Машина была застрахована?,-спросил Гриша.
-Нет,-сказал Артур.
Когда приехали полецейские и медики, мы уже спокойно курили. Потом подьехал отец Артура. Увидев, что мы целы, он достал откуда-то несколько бутылок пива.
-Держите ребята, расслабтесь,-сказал он,-вам чертовски повезло, слава богу, ребята, слава богу!
Мы расслабились.

День.

В книжном магазине есть морской атлас. Хэмингуей когда-то рассказывал о леопарде, замерзшем в снегах Килиманджаро. Хэмингуей спрашивал - «что делал леопард на такой высоте?». Я спрашиваю - «что делает огромный морской атлас в городе, который так далеко от ближайших морей?». Издание атласа старое, середины прошлого века. Он большущий и тяжелый. Я часто представлял его на борту корабля. Видимо, когда-то матросы пользовались им. Я еще думал, что атлас, наверное, непромокаемый. Он же морской.
Но оказалось иначе.
Меня попросили отключить водяной насос, который находится в нижнем этаже магазина. Сказали, что напор воды слишком силен. Я спускался уже по поручению, когда в магазин вошла Амели. Она была прелестна, дневной свет красил ее больше чем дым и неоны пабов. Она мне улыбнулась. Была она в белой юбке, зеленой сорочке и босоножках. Выглядела опрятной и даже элегантной. В пабах элегантности в ней как-то не замечал.
Я долго стоял пред ней, улыбаясь.
-Может, поздороваешься? - сказала она.
Я ее обнял. Она была легкой.
-Хорошо, что ты пришла, - сказал я.
-Когда ты пьян, все время говоришь о своих книжках, я решила посмотреть на тебя.
Я снова ее обнял. Она прижалась ко мне. Мои коллеги смотрели на нас и деликатно хихикали. Если хихиканье вообще может быть деликатным. Просто они еще не видели, чтобы ко мне приходила настолько красивая девушка.
-Пошли, - сказал я, - и повел ее, показать свои любимимые полки,-ты просто умница, что пришла.
-У меня была сессия, - сказала она, - поэтому не могла прийти раньше.
-Ты учишься?
-Да, я стану министром, когда закончу учебу.
Если Артур увидел ее сейчас, то сказал бы, что она иностранка. «Такая мотивация характерна только для них», - сказал бы он.
-Сколько тебе лет?
-Двадцать.
Ее губы были розовые. Глаза смотрели спокойно, но с вызовом. Раньше я всегда старался представить ее без одежды, и это мне удавалось. Теперь же я не мог оторваться от ее глаз. Она странным образом мною владела. Эта маленькая амбициозная иностранка.
-Эй, вода, вода!!! ВОДА!!!
Я обернулся, посмотрел вниз и увидел, что там все залито водой. Весь нижний этаж был в воде. Напор воды сломал сисетему водяного насоса. Вода теперь билась фонтаном от разорванной трубы. Я бегом спустился вниз. Я пытался заслонить фонтан воды своим телом. Пытался заткнуть рваное место руками или найти способ выключить воду.
Нижние ряды книжных полок имеют семь-восемь сантиметров высоты над полом. Только особо большие книги располагаются непосредственно на полу. И на полу же, стоял морской атлас.
Пока я пытался “обуздать” ситуацию, шеф позвонил куда-то и воду тут же вырубили. Только тогда я заметил, что Амели все время была рядом и тоже намокла. Она была вся мокрая. Мы стояли в огромной луже. Мы были в этот момент одни. Вокруг нас плыл большой морской атлас. Он весь набух, но пока не тонул.
Приехала аварийная бригада. Они выкачали всю воду длинными шлангами с мощными насосами. Мы с Амели сидели перед магазином. Солнце нас согревало. Мы тихо курили. Амели иногда смеялась. Я молчал, но был счастлив. Морской атлас стоял рядом и тоже грелся на солнце. Он весь намок и выглядел непрезентабельно. Шеф высчитал стоимость морского атласа с моей зарплаты. Атлас я забрал себе. Он теперь лежит у меня в гардеробе.

Вечер

Паб “Хэмингуей” недавно открылся, но там очень весело. Все время бегают знакомые люди. Каждое лицо знакомо. По-моему, я знаю всех. Вон тот ассоциируется у меня с политехническим университетом, а этот с норжскими массивами. Каждое из этих лиц я уже встречал.
Это называется быть Старым человеком?
-Артур задерживается, - говорит Гриша.
-Я спросил, чем он занят, он напустил тумана. Сказал, что вечером увидим.
-С меня самолетов хватит.
-Точно.
Пришла девушка Гриши. Лили выглядела просто невероятно. Гриша ею гордился. Я хотел было написать SMS Амели, но…я до сих пор не знал номера ее телефона. В последний раз она сказала, что опаздывает к тете на обед, и ушла. Это был день “потопа”. Я забыл взять у нее контакты. Придется снова ждать. Снова беспомощно ждать.
Я присел у бара, взял пиво и начал думать. Не получалось. Я попытался снова. Полный даун. Я выпил кружку залпом. Бармен удивился.
Амели…
Я вспомнил про юнгу. Еще неделю назад она была в городе, и я с ней танцевал. Она мне тогда понравилась, и если не Амели, то я влюбился бы.
Ужас. Раньше я влюблялся спонтанно и абсолютно независимо от влияния окружающей среды.
Я думал про Амели ежечасно. Я хотел ее, но никак не мог интересоваться ею, когда она бывала рядом. Когда ее рядом нет, она у меня в мыслях. Когда она рядом, она просто рядом.
Ужас. Раньше, будучи влюбленным, я целиком и полностью посвящал свою жизнь девушке, как верный самурай своему господину.
Ужас. Когда я говорю “раньше”, не имею ввиду конкретное время. Раньше-это мои старые представления о природе вещей. Раньше, говоря “любовь”, я представлял Амура, а теперь чувствую головную боль.
Вторая кружка тоже пошла залпом. Я потребовал водки с энергетиком. Это единственная храбрость, на которую я способен. Нет. Я способен так же признаться самому себе: многое в моей жизни является иллюзией. Очень важно сделать фильтрацию. Отделить все иллюзии, собрать их в большую кучу и сжечь. Только радикальные меры войны. А это война. Это внутренний бой.
Мне вообще-то думать не полагается. Когда я думаю, могу додуматься до чего угодно. Иллюзии, костры…
К тому моменту, когда пришел Артур, моя голова шла кругом. Артур был не один. С ним была пышная блондинка.
-Это Эва, - представил он ее, - она пару часов назад прилетела из Венгрии. Она читала мою статью!!!
-Hi,-сказала Эва.
Мы с Гришей и Лили устроили настоящее представление. Лили все время кричала “ВАУ”, Гриша крепко сжимал ручку бедной девушки и все время повторял “You are welcome”. Я дико свистел и кричал “УРА”. Все посетители паба окружили нас. Эва была тронута столь теплым приемом. Она не верила своим глазам. Она гордилась тем, что знает Артура, и никогда не подумала бы, что у нас ученые настолько популярны. Праздник был в разгаре, когда я вышел прогуляться.
На улицах еще было полно народа. Я шел, опустив голову. Я разглядывал мостовые. Это меня успокаивает, отключает побочные мысли и оставляет только самые важные думы. Воздух был влажным. Насыщенный запахом асфальта, он дурманил меня. Я свернул в маленький переулок. Там оказался бар “Sean's”. Я зашел. Взял чай. Туда добавили немножко коньячка.
Слева от меня сидела парочка. Девушка была ничего себе, а вот парня я никак не мог разглядеть. Он все время оставался за девушкой. Но я слышал его голос. Парень рассказывал о своих делах. Он говорил, что уже в следующем квартале сможет взять ипотечный кредит и купит дом. Он говорил, что долги за машину будут погашены через пару недель. Он говорил, что купит для спальни новые занавески. Девушка все это одобряла.
Справа от меня сидел мужичок, и все время говорил по телефону. Он говорил, что телевизоры без WiFi приемника уже устарели, и он согласен купить партию только самой новой техники. Он так и говорил: самой новой. Если попадется что нибудь старое, брать это он не будет. По моему, он четко выражал свои мысли. Бармен все время принимал заказы с разных столиков. Я оглянулся. Там везде сидели люди.
-Я куплю все, только самое новое, - повторял мужичок.
Я расплатился и вышел. Улицы были мокрые. Я все время сворачивал куда-то.
Вспомнил зиму в нашем старом дворе. Тогда я был совсем маленьким. Ребята постарше лепили снежного льва. Маленькие, в том числе и я, несли снежки, а старшие лепили. В конце дня получился порядочный монумент. Все собрались на него посмотреть. Скульпторов хвалили. Все взрослые и родители говорили, что лев получился чертовски хорошим. Дети, принимавшие участие в постройке, стояли рядом со львом. Я стоял поодаль. Мне было неловко подойти ближе.
Сейчас жизнь стала иллюзией. Амели, например, иллюзия. Чтобы она стала явью, нужно набратся смелости и войти в ее жизнь. Узнать для начала номер ее телефона.
В “Хэмингуей” я больше не вернулся.

День.

Сколько же говориться в эих книгах!
Я как угорелый, открываю все книги подряд. Читаю абзац тут, абзац там, страницу из этой книги, целую главу из той! В них столько всего умного и глупого. Какие они разные.
Весь день я занимался этим. Весь день не находил себе места и не мог остановиться на одной книге. Посетителям отвечал коротко. Ни с кем не разговаривал подолгу.
Вышел на минутку покурить. Амели. Мысль о том, что она иллюзия, колола мое сердце. Я хотел быть дерзким. Я хотел быть наглым.
Но я замкнутый эгоист. И у меня не хватает духу превратить иллюзию в реальность.
Она появилась неожиданно. Я вздрогнул, когда она подошла сзади и поздоровалась.
-Извини, я тебя напугала...,-сказала Амели.
Я тут же ее обнял, чтобы прийти в себя.Она была одета в черно-белое. В руках у нее были папки. Много папок.
-Привет!
-Ты в порядке?,-спросила она.
-В полном! Мне нужно знать твой номер телефона!
-Зачем?
-Чтобы...
-Чтобы?
-Чтобы не терять тебя!
-У меня скоро будут занятия,-сказала она,-я готовлюсь сдать экзамены на учебу за рубежом.
-Так ты хочешь стать министром?
-Да. Я пришла узнать как ты?
-Спасибо!
-Ну тогда я пошла, я опаздываю!
-Счастливо!
-Счастливо.
Она ушла. Она станет министром. Она будет красивой женщиной. А я буду некрасивым мужчиной. Я не буду никогда знать что мне делать.
К концу дня, когда раздавали зарплату, оказалось, что у меня никакой зарплаты нет, потому что все уже высчитано. Я сказал, что некоторое время не буду ходить на работу. Ответили молчанием.
Мне стало легко от мысли, что дальше можно немножко отдохнуть.

Вечер.

Я позвонил Артуру, он сказал, что гуляет с Эвой. Гриша по телефону сказал, что находится вне города и будет поздно. Я сидел в пабе один. Смотрел список контактов своего телефона. Скука.
За барменом был телевизор. Он показывал бразильский карнавал или что-то в этом роде. Потом показывал лесные пожары в Калифорнии и отважных пожарных, которые борятся с этим. В Японии случилось наводнение. С космодрома Байканур на орбиту вышел новый суперсовременный спутник...
Я набрал в телефоне текст: “Участвовать в больших событиях я не умею...Буду сидеть рядом и наблюдать”.
Гриши не дождался. Пришел домой и заснул, как убитый.

Утро

Проснулся с мыслю о книгах. Кто их будет продавать?
Похмелья не было. Я выпил чай и успокоился. Была прохладная погода. Я открыл окно. Мне стало приятно. Свежесть дня меня радовала. Я решил, что напишу какую нибудь книгу обо всем этом.
vafant ®
Автор КТ
 
Стаж: 7 лет 11 мес.
Сообщений: 10
Откуда: Ереван
armenia.gif
Хорошо, что я не знаю как поживает вон тот прохожий. Я просто рад, что не знаю чем страдает некий Андраник Карамурзаян, чем озабочен тот рыжий толстяк и как проводит свое свободное время эта длинноногая брюнетка. С облегчением думаю о том, что не знаю какие бзики в голове у того таксиста и как здоровье у этого старичка. Мне спокойно, что не знаю о планах своих недругов, спокойно, что не знаю куда меня ударит жизнь завтра и как больно мне будет на этот раз. Хорошо, что я не знаю правы ли окажутся майя, и совершенно не имею понятия есть ли бог на небесах. Я обожаю эту пустоту. Я ничего не знаю.
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Торрент-трекер NNM-Club -> Словесники -> Проза Часовой пояс: GMT + 3
Страницы:  1, 2  След.
Страница 1 из 2